«Если вас убьют, то мы обязательно выедем»: к чему может привести смягчение наказания за домашнее насилие 

Случаи домашнего насилия над женщинами и детьми регистрируются в России постоянно, а еще большая часть из них остается незафиксированной, поскольку далеко не все жертвы обращаются в полицию. Несмотря на это, депутаты Госдумы предлагают смягчить наказание за побои родственников и вынести их из числа преступлений. О том, как чиновники объясняют такую инициативу и к чему она может привести — в материале «Йода».

«Объективное недоумение»

В этом году Госдума приняла закон, декриминализующий побои — теперь совершение насильственных действий, которые наносят физическую боль, но не причиняют вреда здоровью, считаются административным нарушением. При этом те же действия, совершенные в отношении родственника, расцениваются как уголовное преступление.

На принятие закона общественность ответила резкой критикой и возмутилась тем, что за семейные побои теперь может грозить до двух лет лишения свободы, в то время как за побои на улице максимальное наказание составляет 15 суток ареста. Среди россиян поползли слухи, что теперь родителей могут привлечь к ответственности даже за небольшой воспитательный шлепок ребенку, а новый акт прозвали «законом о шлепках».

На портале Change.Org появилось множество петиций: в одних просят законодателя не выносить побои из числа преступлений, в других — декриминализовать и побои близкими родственниками, поскольку данная статья, по мнению авторов кампании, дает правоохранительным органам широкие возможности для произвола.

«Это таким образом вы, дорогой президент, ставите на колени своих граждан? Или как это можно еще объяснить? Это таким образом осуществляется поддержка многодетных, приемных и других социально незащищенных категорий семей? Это таким образом вы воспитываете в детях уважение к родителям? Вы дали детям в руки инструмент для мести! Достаточно пожаловаться на побои или жестокое обращение и родители век не отмоются от нынче «модной» статьи», — говорится в тексте петиции.

Обеспокоилась и РПЦ. Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства пришла к выводу, что новая редакция Уголовного кодекса может привести к уголовному преследованию добросовестных родителей: «Если новая редакция статьи 116 Уголовного кодекса вступит в силу, это может привести к уголовному преследованию добросовестных родителей (с наложением наказания до двух лет лишения свободы) за любое, даже умеренное и разумное использование физических наказаний в воспитании детей», — говорится в сообщении на сайте РПЦ.

Комиссия полагает, что нововведение не учитывает «традиционные семейные и нравственные ценности российского общества» и направлено против «принятого в российской культуре понимания прав родителей».

Мнения о том, что семейные побои стоит вынести из числа преступлений придерживается и сенатор Елена Мизулина. Сразу после принятия закона о декриминализации побоев, она внесла в Госдуму проект о вынесении из Уголовного кодекса и побоев внутри семьи. Однако правительство раскритиковало данный законопроект, указав, что поправки Мизулиной не учитывают того, что изменение ст. 116 было направлено на «своевременное выявление и противодействие фактам семейного насилия, противоправного поведения родителей и других лиц, склонных к совершению насильственных действий в отношении близких».

На следующий день Мизулина предложила запретить правительству давать заключения относительно законопроектов, которые не касаются бюджета, назвав мнение органа «неконституционным». А 7 ноября единороссы заявили, что продолжат работу над проектом и снова передадут его на рассмотрение в Госдуму.

Внесение поправок заняло всего неделю, и уже 14 ноября группа депутатов от «Единой России» совместно с членами Совета Федерации внесла в парламент новую версию законопроекта.
По мнению депутатов, разделение ответственности за побои внутри семьи и вне ее вызывает недоумение у граждан.

«У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников, является преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, — административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить», — заявила одна из авторов законопроекта Ольга Баталина, подчеркнув, что побоями считаются действия, причиняющие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью. — Если в случае насильственных действий все-таки был причинен легкий вред здоровью, то это уже уголовное преступление и другая статья, 115».

«Напиваются и распускают руки»

Пока законопроект находится на рассмотрении, из разных регионов России продолжают поступать сообщения об очередных случаях семейного насилия. При этом большая часть из них остается незафиксированной, так как не многие жертвы обращаются в полицию. Как правило, правоохранители узнают о насилии в семье лишь после смерти или попадания жертвы в больницу. Однако бывают и случаи, когда жертва насилия обращается в полицию, но ее сотрудники не оказывают помощи – и это приводит к трагическим последствиям.

Такой случай произошел 17 ноября в Орле, где в ходе семейной ссоры была убита женщина. По версии следствия, мужчина «вступил в конфликт со своей знакомой, с которой ранее имел близкие отношения. В ходе ссоры злоумышленник жестоко избил девушку, после чего с места происшествия скрылся». Женщина была доставлена в больницу с тяжелыми травмами головы, где впоследствии скончалась.

Позже на телефоне погибшей была найдена аудиозапись ее разговора с полицейскими, в ходе которого она просила о помощи. Оказалось, что за 40 минут до смерти женщина вызвала полицию. Однако приехавшие правоохранители сказали, что не будут принимать заявление и попросили их больше не вызывать, а также сообщили об ответственности за заведомо ложный донос.

Бывший сожитель убитой, 36-летний мужчина, был задержан полицией и в данный момент находится в СИЗО. В отношении него возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), впрочем, правоохранители не исключают, что оно может быть переквалифицировано в «убийство». В УМВД заявили, что в отношении сотрудницы полиции начата служебная проверка, по результатам которой будет дана оценка ее действиям.

Тремя днями ранее, 14 ноября, в поселке Красные Струги Псковской области 15-летние юноша и девушка сбежали из дома, забаррикадировались в одном из дачных домиков и обстреляли полицейских из ружья, после чего, по версии следствия, покончили с собой. Все происходящее школьники в прямом эфире транслировали в Periscope. В одной из трансляций молодые люди рассказали, что сбежали от родителей, потому что те их не понимают и бьют.

В тот же день неутешительные вести пришли из Сибири — там 22-летний отчим ремнем до смерти забил свою трехлетнюю падчерицу. Девочка в тяжелом состоянии была доставлена в больницу, где через несколько часов скончалась. Молодой человек признал свою вину лишь частично.

28 ноября, в городе Апатиты Мурманской области 19-летний парень в ходе семейного конфликта избил свою парализованную бабушку. Сообщается, что полицейские зафиксировали на лице женщины свежие следы побоев. Молодого человека задержали, несмотря на то, что в момент прихода правоохранителей, он попытался скрыться, выпрыгнув из окна.

Это лишь один из девяти случаев семейного насилия, зафиксированных в Мурманской области за минувшие выходные, сказала начальник пресс-службы регионального УМВД Марина Шихова. «Северяне напиваются и распускают руки. Как правило, мужчины бьют женщин. Лишь в одном случае мать подняла руку на малолетнего сына», — отметила Шихова. Тем не менее, по данным Следственного комитета, за последние два года насилие над детьми в семьях выросло более чем на 40%.

«Если в 2013 году число потерпевших несовершеннолетних по находившимся в производстве следователей СКР уголовным делам о преступлениях против жизни и здоровья, а также против половой неприкосновенности составило 8155 детей, из них в отношении 1333 указанные преступления совершены близкими лицами и членами семьи, то в 2015 году — уже 11 тыс. 774 и 1900 детей соответственно», — сказал Бастрыкин, подчеркнув, что необходимо ужесточать отбор кандидатов в опекуны.

Кроме того, Следственный комитет выразил негативное отношение к законопроекту о декриминализации семейных побоев. По мнению главы ведомства, побои несовершеннолетнего ребенка всегда являются «большим злом», чем те же действия в отношении взрослого человека. Он также отметил, что реакция государства на насилие взрослых в отношении детей «не должна определяться кругом лиц, к которому принадлежит этот взрослый, другими словами, близкий этому ребенку человек, или посторонний».

«Законодатель не понимает проблемы домашнего насилия»

О том, насколько реально принятие закона о декриминализации семейных побоев, какие последствия он может повлечь, и как на самом деле нужно бороться с домашним насилием, «Йод» спросил у юриста, автора проекта «Насилию.нет» Анны Ривиной.

Хотелось бы начать с того, что практически во всех странах мира есть отдельный закон о домашнем насилии, у нас его нет. То есть вместо того, чтобы создавать механизмы, которые бы защищали женщину, власти забирают даже те не совсем эффективные, которые хоть как-то работали.

Можно, конечно, говорить, что если перенести побои в административную плоскость, у государства будет больше возможности вмешиваться. Тогда каждый человек, прежде чем проявлять свою агрессию, задумается, хочет ли он тратить свои деньги — ведь придется платить штраф. Но если задуматься и проанализировать, станет понятно, что эти самые штрафы будут лишней нагрузкой для семейного бюджета, и выплачивать их во многих случаях придется опять же женщинам.

Наш законодатель не понимает проблемы домашнего насилия. Международный опыт говорит о том, что домашнее насилие — отдельная проблема, это отдельное явление. Одно дело, если на человека напали на улице — в том месте он может больше не находиться, и совсем другое дело, когда с насильником приходится делить общую территорию, а иногда и детей. Выделяют не только физическое, но и психологическое, и экономическое насилие — такие зависимости тоже существуют. Поэтому с насилием в семье нужно бороться совершенно другими методами.

К большому сожалению, сегодня можно представить все, что угодно. Не исключаю того, что этот закон может быть одобрен.

Автор: Евгений Косторогов

Источник