Любовь с особой жестокостью. Светлана

Светлана осуждена за убийство своего мужа: она задушила его подушкой. В первой колонии в Вологде 64-летняя женщина находится уже около двух лет. Со своим мужем Светлана прожила 32 года. 

«Я убила своего мужа. Задушила подушкой. Первое время мы жили очень хорошо, пока его родители были живы. И с отцом, и с мамой его мы общались хорошо. За границу ездили, Питер, Москва постоянно. Дети выросли, школу закончили, и тут началось. Бразды правления взяла в руки его сестра. Несмотря на то, что квартира, в которой мы жили, была моя, муж ее прописал туда без моего ведома. Года три я об этом не знала. А она очень сильно влияла на мужа, видимо, надеялась на жилплощадь. Тот начал пить».

На фоне алкоголизма мужа начались скандалы.

«Муж постоянно просил деньги. Я не давала, просил у сестры. А у меня была дочь на руках – инвалид 2 группы. У нее после родов пошли нарушения с психикой, послеродовая депрессия. А он пил и издевался морально. Предлагал сдать дочь в интернат».



Директор АНО «Синяя птица», специалист по кризисному консультированию Наталия Токмакова, комментируя подобные ситуации, отмечает, что женщины продолжают жить в таких отношениях, потому что думают, что это прекратится.

- Они искренне надеются и верят, что смогут сами «спасти» брак: своей любовью, рождением ребенка (первого или последующего), думают, что это их вина, и они заслуживают такого отношения к себе, также, возможно, они имели пример таких взаимоотношений в своей родительской семье, поэтому считают, семья, где постоянно конфликты и скандалы – норма. Некоторые женщины вообще не знали, что такое семья, потому что воспитывались в детском доме, и понятия не имели, как выстроить отношения в семье между близкими людьми, как выражается забота, любовь, как говорить о своих желаниях, как беречь и выстраивать свои границы, не нарушать границы другого человека и т.п. Кроме того, на всех нас - женщин, мужчин - давит опыт предыдущих поколений, исторический опыт патриархального уклада общества.



Муж был моложе Галины, сын вырос - ушел жить отдельно, стал снимать комнату.

«А муж продолжал все делать мне назло. Ночью включал телевизор на полную громкость, орал на всех. Я терпела. Как-то пыталась уйти. Ушла. На четвертый день вернулась. Его не могла выкинуть на помойку, в итоге он допился до «фунфыриков». Они по всему дому у нас стояли. В последние годы все стало совсем невыносимо. Он меня во всем обвинял, стали пропадать вещи. Мне постоянно приходилось убирать за ним бардак. Я ежедневно мыла квартиру, чтобы запаха от него не было. Один раз мыли его, на одеяле его притаскивали в ванну, потому что запах уже невозможный. Он мог посчитать мой суп невкусным и вылить его в раковину».

Последний скандал между Светланой и ее мужем произошел в Рождество 2015 года. К женщине приехала в гости сестра.

«Он выгнал моих гостей. Я ему на это ответила: «Собирайся». А он высокий, около двух метров. Я еще 4 часа не знала, что его задушила».



Наталия Токмакова:

- Убийство в данном случае – это уже крайняя степень напряжения в отношениях, переполненная чаща терпения многолетних унижений, оскорблений, издевательств, физического, а порой и сексуального насилия, когда не осталось никаких сил, а защиты нет. Это страх и отчаянье от безысходности существования, потому что жизнью назвать это уже невозможно. У женщин, совершающих убийство партнера, мужа, одно желание – спасти себя и детей от жестоких пыток, которые невозможно выдержать, не сойдя с ума.

Говоря о тех, кто может подвергаться домашнему насилию, нужно понимать, что речь не только о женах, но и о престарелых матерях, отцах, о взрослых детях, живущих с родителями, о взрослых братьях и сестрах, также проживающих в одном квартире, одном доме.

В случае, например, насилия родителей по отношению к взрослой дочери, речь может идти о принуждении отказаться от ребенка, которого молодая женщина, в силу обстоятельств, собирается родить одна и надежды на присутствие отца ребенка в его жизни нет в принципе. Такие случаи были в нашей практике.



«Когда я выйду, мне будет 71 год»

 «Я заметила, что его убила, только через какое-то время, когда сестра вернулась. Вызвала сама участкового, а на лицах детей помню облегчение. Я не имела права на это. Я фрагментарно помню убийство. Как я могла это сделать? Я до сих пор нахожусь в состоянии отчаяния и раскаяния, очень тяжело. Адвокат был дрянь, нигде не был, даже на суде. Мне дали 9 лет. Мне не нужна помощь, я совершила преступление. Сестра кричала, чтобы мне дали пожизненно. Я домой вернусь, мне будет 71».


Из приговора:

«Из признательных показаний подсудимой в судебном заседании следует, что они с бывшим мужем – К. и М. распивали спиртные напитки в своей квартире по адресу…

В ходе употребления спиртного между ней и К. произошла словесная ссора, в ходе которой он стал говорить, что жить с ней не будет, найдет себе женщину моложе, называл ее старухой. Эти слова ее сильно задели, ей стало очень обидно, она вспылила, схватила К. за плечи, вытолкала его из кухни, затащила в комнату, толкнула на пол, стала пинать его ногами, нанесла примерно 3-4 удара по голове и лицу, удары наносила сильно, у К. из носа пошла кровь. Когда она перестала бить К., он встал, стал смеяться, продолжал ее оскорблять. Она взяла К. за плечи, толкнула на кровать, села на него сверху и стала сжимать шею К. руками, он смеялся. Это ее еще больше разозлило. Она взяла подушку, положила ее на лицо К., стала с силой прижимать ее к лицу. Голова К. под подушкой двигалась из стороны в сторону. Когда К. перестал двигаться, она убрала подушку от лица К. и ушла из комнаты. Во время происходящего дома никого не было, ее дочь ушла из квартиры в начале ссоры, М. уходила в магазин. Когда М. вернулась из магазина со спиртными напитками, то она хотела позвать К. на кухню, но зайдя в комнату, увидела, что он мертв. Она сообщила о данном факте М., которая сказала вызывать полицию и «скорую помощь». Умысла на убийство К. у нее не было, она была рассержена на него в связи с тем, что потерпевший несколько месяцев употреблял спиртные напитки и постоянно ее оскорблял».


«Здесь я обрела покой, я высыпаюсь. Здесь мне никто не кричит «Эй, ты», я более спокойна. У меня, правда, случился гипертонический криз. Пошла работать в библиотеку. Я борюсь за то, чтобы перейти на заключение в поселке, чтобы быть ближе к своей дочери. Материнское сердце не обманешь. Знаю, что дочь в интернате иногда собирает чемодан. Говорит «маму пришли убивать», - рассказывает Галина.



Наталия Токмакова:

«Можно перечислить еще множество пунктов, которые относятся к так называемым мифам о домашнем насилии. Но мифологизацию сознания преодолеть можно, если как можно больше информировать, рассказывать, просвещать граждан о сущности, механизме, циклах домашнего насилия. И делать это необходимо уже со старшего подросткового возраста, когда несовершеннолетние начинают «проверять» в реальности свои представления о взаимоотношениях между девушками и юношами. Наша некоммерческая организация «Синяя птица» проводит в 2017-2018 гг. профилактическую работу со студентами нескольких профессиональных образовательных учреждений Череповца и Вологды за счет средств, предоставленных Фондом Президентских грантов на реализацию социально значимого проекта «Мы против насилия. Хочется так же обратить внимание и на проблему буллинга: в последние 3-4 года об этой форме насилия в молодежной среде активнее заговорили, стали больше обсуждать тему в СМИ. Но почти никто не упоминает о том, что корни явления так же кроются в ситуации насилия в семье. Буллинг - отдельная серьезная тема для работы с молодежью, с подростками. Увы, порой случаи буллинга происходят и с учениками начальной школы.

Что касается вопроса распознавания домашнего насилия, умения отличить его от семейных конфликтов, то это сделать самостоятельно непросто. И самое лучшее, если человек, как только почувствовал, что отношения стали его в чем-то не устраивать, обратится к специалисту по кризисному консультированию. Просто необходимо позвонить на телефон доверия 8-8202-61-56-61 (в Череповце, по будням, с 9.00 до 20.00) и не бояться понять для себя и разобраться: это конфликт или хуже? Кризисное консультирование в АНО «Синяя птица» предоставляется бесплатно. По необходимости будет проведена и юридическая консультация, предложена встреча с психологом».

Автор: Наталья Рюмина

Всероссийская линия помощи пострадавшим от домашнего насилия - 8-800-700-06-00.

Карта помощи с базой кризисных центров  тут.

Это последняя история проекта Newsvo и фотографа Анастасией Руденко, посвященного женщинам, которые по разным причинам оказались в местах лишения свободы в Вологде. Все они когда-то выбрали «не тех» мужчин. Кто-то был втянут в наркодиллерские цепочки, кому-то пришлось защищаться от своих мужей с помощью ножа, кто-то стал участником ОПГ. Авторы проекта ни в коем случае не судят героинь. Цель проекта - показать, к чему могут привести «нездоровые» отношения, где присутствует, в том числе, моральное и физическое насилие.

Источник

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте