Одесситка-полицейский рассказала, что говорит жертвам насильников на вызовах

В июне 2017 в Украине начали действовать мобильные группы по противодействию домашнему насилию. В Одессе шесть патрульных работают по программе «Полина».

Ирина работала в ресторане, но всегда мечтала стать полицейским

Ирина Осипюк - одна из патрульных, которая прошла специальную подготовку в рамках пилотного проекта «Полина». Она закончила академию пищевых технологий, до этого работала в ресторане, но с детства мечтала стать полицейским. Два последних года Ирина работает в патрульной полиции Одессы. 

Затем мы везем всех в районный участок и там снимают побои. Судмедэкспертиза уже определяет степень побоев. Если это легкие телесные повреждения - то административное правонарушение. Если средней тяжести или тяжелые - это уже уголовное преступление. 

"Когда нам сообщили, что нужны женщины-патрульные для участия в программе «Полина», я сразу согласилась. Почему женщины? Думаю из-за того, что жертвами домашнего насилия чаще всего становятся именно они; в моей практике мужчин, страдающих от физического насилия, не было. Поэтому пострадавшим легче поговорить о своих проблемах с женщиной. Также часто свидетелями и жертвами насилия становятся дети - и они также больше тянутся к женщинам".

Первое, что мы делаем, если произошла ситуация домашнего насилия - это разделяем потерпевшего и нападавшего. Ведь в присутствии нападающего жертва ничего не скажет.

Нужно понимать: в этот момент больно, поэтому не стоит спешить и давить с заявлением. Сначала лучше узнать, как потерпевшая себя чувствует, дать воды, взять за руку. Важно сочувствовать человеку.

 Первое, что я всегда делаю - это спрашиваю, чего именно хочет потерпевшая. Если женщина хочет изменить ситуацию, я уверяю, что помогу. Но я не могу заставить жертву что-то делать. Нужно не давить, а дать подумать. Важно, чтобы пострадавшие понимали: ты не тот человек, который бездушно возьмет заявление и уйдет; наоборот - ты действительно переживаешь и хочешь помочь.

Важно сочувствовать человеку 
Сейчас есть законодательные инициативы, которые в будущем позволят сделать наказание жестче (речь идет о Законе «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» - ред). Разбитая губа или синяк - теперь расцениваются как легкие повреждения. А за это нападающий только отработает несколько часов в исправительных работах. А может, даже и не отработать.

Было бы замечательно, если бы были экипажи, которые работают сугубо с домашним насилием. Тогда появилось бы больше времени, чтобы работать с конкретной семьей. Ведь все ситуации очень индивидуальны, а вызовов много.

К сожалению, сейчас нет возможности выделить отдельный экипаж. Поэтому мы ездим и на другие вызовы. Но диспетчер знает, что этим занимаюсь я, поэтому чаще всего сообщает нам. Если мы заняты, то на вызов едут другие патрульные. На самом деле, все коллеги знают, как работать в таких ситуациях. Тем более, они часто со мной советуются.

Мы работаем как терапевты. К нам обращаются люди, мы выслушиваем их проблемы и определяем, куда их дальше направить. Минус - мы часто не знаем, чем именно завершилась дело.

Еще один минус нашего законодательства, мы имеем право держать человека только 3:00 - потом обидчик возвращается в дом к потерпевшей.

Меня поразил случай, который завершился смертью. Человек употреблял наркотические вещества, алкоголь. После конфликта женщина написала заявление. Вот этот человек вернулся домой (через 3:00 после задержания - ред.). Женщина в тот момент уже собрала вещи, позвонила матери и сказала, что едет домой (оба не граждане Украины). Утром они сели завтракать, мужчине что-то не понравилось в ее словах и он взял нож.  

Мы работаем как терапевты

Еще есть женщина, которая очень часто вызывала полицию, но всегда забирала заявления. Это был один из таких случаев, когда ты теряешь надежду, что что-то изменится. Я много с ней разговаривала, рассказывала о кризисных центрах, это говорил и участковый.Некоторое время от нее не было вызовов. И тут нас вызывают в кризисный центр. Когда мы приехали, оказалось, что эта женщина там вместе с ребенком и ее муж стучит в окно. Но она не выходила с ним на связь, а позвонила нам. Я считаю, что это положительный пример: женщина все же ушла от агрессивного мужа и обратилась в центр. Это первый шаг к лучшей жизни.

 
 

СохранитьСохранить