Поговорим о противостоянии родителей и государства

Сооснователь проекта Насилию.нет Мари Давтян о том, как сегодня органы опеки могут забрать детей из семьи и к чему приведет декриминализация побоев

В свете последних событий, которые произошли с семьей в Зеленограде, поняла, что надо все-таки людям разъяснить кое-что про отобрание детей. Нам очень часто говорят, что принятие законодательства против домашнего насилия, приведет к тому, что у всех начнут отбирать детей. Вот и сейчас, в свете декриминализации побоев в отношении близких лиц, наши оппоненты радуются, что это якобы спасет семью от органов опеки.
Это очень очень опасное заблуждение.

Те, кто сегодня продвигают закон о декриминализации побоев, и кого так яро поддерживает родительская общественность , почему-то той самой общественности не спешат объяснить, что прямой связи между криминализацией декриминализацией побоев с процедурой отобрания детей из семьи нет. Сразу поясню, я убеждена в том, что побои и воспитание не имеют ничего общего. Но сейчас поговорим о противостоянии родителей и государства.
Начну с того, что побои (в том числе в отношении детей) были преступлением со времен СССР, со времен СССР до сегодняшнего дня дела о побоях в отношении детей имеет право возбуждать полиция (даже тогда, когда для всех взрослых это были дела частного обвинения, по детям их имела право возбуждать полиция). Уголовные дела не возбуждались за шлепки, так как в уголовном праве есть понятие малозначительности деяния (есть и сегодня).
Так почему же детей стали отбирать совсем недавно, а не отбирали их всегда?
Проблема в том, что для того, чтобы отобрать ребенка из семьи органам опеки совершенно необязательно привлекать родителя к уголовной административной ответственности. Так что, будь побои преступлением или административным правонарушением разницы никакой (второй случай для родителя опаснее, ниже объясню почему). Органы опеки вправе отобрать ребенка у родителя «При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью» на основании статьи 77 Семейного Кодекса РФ. При этом закон никак не разъясняет, что же такое «непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью». Решает этот вопрос сам орган опеки по своему усмотрению. НИКАКОГО приговора о побоях для этого не нужно, а самое страшное, что и решения суда для такого отобрания ребенка тоже не нужно. ВОТ В ЧЕМ ПРОБЛЕМА. Вот где необходимо принимать серьезные изменения и создавать механизмы эффективного контроля. Проблема не в том уголовная или административная ответственность предусмотрена за побои, так как отобрать можно без любой ответственности, закон сформулирован неопределенно. Вот что такое «угроза здоровью»? Открытая форточка? Жареное мясо с холестерином?
Декриминализация же побоев и перевод их в КоАП РФ только сыграют на руку опеке. В отличие от уголовного процесса, в административном судопроизводстве гораздо ниже требования к качеству доказывания, процесс упрощенный, адвокат для защиты не предусмотрен, даже протокол не ведется, а сам по себе протокол уже доказательство вины. С подачи опеки такие административки можно делать быстро и много. Вот так привлекут родителя к ответственности, назначат штраф символический, родитель может даже обжаловать не пойдет (или не сможет обжаловать из-за отсутствия адвоката), а для опеки это прекрасное основание после отобрания ребенка начинать процесс для лишения родительских прав, и доказательство правоты опеки формально есть – постановление суда о том, что родитель применил насилие.
Так почему же тогда те самые «заботливые бабушки» депутаты и сенаторы не меняют кривую статью Семейного кодекса РФ, а кричат про побои денно и нощно? Я уверена, что они таким образом умышленно отвлекают внимание от истинной проблемы. Я не верю ни секунды, что этих людей заботить хоть чья-то семья. Насилие для таких людей – способ реализации власти, поэтому они никогда не будут бороть с ситуацией насилия государства над личностью (как при отобрании детей). Поэтому декриминализация побоев сделает хуже всем: для пострадавших от домашнего насилия это вообще не защита, как и не защита для семьи от неадекватных органов опеки.
И сейчас, можете меня считать параноиком, но у меня есть такое нехорошее чувство, что в ситуации Светланы Дель все было не просто спланировано, а спланировано именно с целью убедить общество в необходимости декриминализации побоев.