Российский домострой 2.0

Закон «должен быть гуманен к тем, кто оступился», избивая свою жену

По официальным данным, в России 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. Ежегодно в стране в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тысяч женщин – т.е. одна женщина каждые 40 минут. Масштаб катастрофы становится более осязаем, если эти данные сравнить со статистикой западных стран. Например, в Англии и Уэльсе, согласно британскому ведомству национальной статистики, в 2015 году от домашнего насилия погибали две женщины в неделю, или одна женщина в три дня.

Как сообщается в отчете Департамента юстиции США, с момента принятия закона против домашнего насилия в 1994 году средний показатель преступлений в сфере семейно-бытового насилия снизился на 64%. Если официальные данные показывают, что от преступных посягательств в российских семьях ежегодно погибает 12-14 тысяч женщин при населении 146,5 миллионов, то в США при населении 325,7 миллионов за 10 лет было зафиксировано порядка 18 тысяч убийств (от 1 706 до 1 817 женщин в год).

Россия относится к той категории стран, в которой у женщин отсутствуют необходимые механизмы для защиты своей жизни и здоровья. И вместо принятия профильного закона, который бы смог разрешить сложившуюся ситуацию, российские законодатели сочли правильным вывести побои из категории «преступление».

В настоящее время Государственная Дума рассматривает пакет поправок по либерализации уголовного законодательства – инициативу Верховного суда РФ (ВС РФ), поддержанную главой государства в послании Федеральному собранию в Кремле 3 декабря 2015 года. Предложение Верховного суда сводилось к тому, чтобы декриминализировать пять уголовных статей, переведя их в разряд административных нарушений. Среди них: побои, угроза убийством, уклонение от уплаты алиментов, мелкая кража и подделка документов (ст.116, 119, 157, 159 и 327 УК РФ).

16 мая 2016 года депутаты во втором чтении рассмотрели обновленный законопроект, в соответствии с которым в Уголовном кодексе предлагается оставить только две статьи из пяти – угрозу убийством и неуплату алиментов.

Побои и угроза убийством являются одними из самых распространенных в семейно-бытовой сфере. Эти статьи являются превентивными и имеют важное значение для профилактики совершения более тяжких преступлений – убийства (ст.105 УК РФ), причинения тяжкого вреда здоровью (ст.111 УК РФ). В данном случае реакцию парламентариев на предложение ВС РФ можно оценить позитивно, но лишь частично, т.к. в новой редакции профильный комитет отверг предложение по декриминализации статьи об угрозе убийством. «Мы собрали данные и поняли, что статья «Угроза убийством» выполняет охранительную функцию и ее нужно оставить в Уголовном кодексе», — пояснил позицию председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников.

Сегодня статьи «Побои» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» являются делами частного обвинения. Это означает, что вся обязанность по расследованию преступления и доказательству ложится на женщин, поэтому из 10 женщин в лучшем случае одна обращается в суд, а доходят до приговора и того меньше. Одна из проблем по профилактике и предотвращению домашнего насилия заключается в том, что в российском законодательстве отсутствует понятие домашнего насилия и его видов. Поэтому в России нет статистики по домашнему насилию, т.е. назвать точное число пострадавших просто невозможно. В то же время многие представители власти поддерживают декриминализацию данного состава, обосновывая это статистическими данными, собранными в краях, округах, районах и областях Российской Федерации – данными, которые не отражают реальных масштабов проблемы. Можно предположить, что в 70-80% случаев женщины не обращаются в правоохранительные или судебные органы, т.к. действующее законодательство не является эффективным, а законодатели, ссылаясь не статистические данные, которые не отображают действительность,  предлагают и вовсе считать данное преступление правонарушением. То есть вместо того, чтобы совершенствовать механизмы защиты основополагающих прав на жизнь и здоровье, которые на сегодняшний день и так не соответствуют никаким международно-правовым стандартам, российские законодатели предлагают наказывать домашних тиранов штрафом от пяти тысяч рублей, что сравнимо с оплатой эвакуатора при неправильной парковке.

И хотя СССР один из первых ратифицировал Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщины в 1981 году, его правопреемник в лице РФ до сих пор не принял соответствующий профильный закон. Сегодня национальное законодательство по предотвращению домашнего насилия принято более чем в 120 странах мира. Петицию в поддержку проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» с требованием принятия подписали более 165 тысяч россиян. В Петиции говорится, что действие существующего административного, уголовного и уголовно-процессуального законодательства неэффективно.

Одно из ключевых предназначений этого закона состоит в том, чтобы исключить дела о домашнем насилии из дел частного обвинения. Основная обязанность по привлечению к уголовной ответственности должна быть возложена на правоохранительные органы, а не на пострадавших. Также государство должно гарантировать пострадавшим защитные меры в виде охранного ордера и защиты от преследования, что уже давно существует в США, а также систему перевоспитания мужчин, склонных к агрессивному поведению.

Например, в 1991 году в Израиле был принят закон о противодействии домашнему насилию. С тех пор в стране открылось 90 государственных центров по терапии и предотвращению насилия в семье и 40 приютов, а в полицейских управлениях были созданы специальные отделы, которые специализируются на работе с ситуациями домашнего насилия. Каждый отдел сотрудничает с территориальным центром социальной защиты, куда передает данные о семьях, члены которых подверглись психологическому, физическому, экономическому или сексуальному насилию. Данные центры соцзащиты работают как с жертвами домашнего насилия, так и с агрессорами. Если агрессор совершил преступление, которое угрожало жизни жертвы, или по закону он должен понести за свои действия уголовное наказание, по ходатайству адвоката судья может принять решение заменить тюремное заключение пребыванием в центре реабилитации. Особенность центра в том, что находящиеся на реабилитации сами готовят и убирают, ежедневно проходят интенсивную индивидуальную или групповую терапию. В случае успешного прохождения курса лечения этим людям могут аннулировать тюремный срок. Успешность лечения по статистике 95%. Что же касается непосредственно предотвращения домашнего насилия, необходимы система просветительской работы насилия среди населения и государственная поддержка НПО. Также следует принять инструкции для органов здравоохранения, правоохранительных органов и социальных служб по взаимодействию в ситуации домашнего насилия и создавать в достаточном количестве социальные службы. Государство должно содействовать изменению подходов и поведенческих норм в гендерных вопросах посредством проведения в СМИ кампаний о правах женщин, внесения изменений в школьные учебные программы.

До инициативы Верховного суда РФ основными противниками принятия специального закона о профилактике домашнего насилия в РФ являлись представители РПЦ, по мнению которых «представляется весьма спорным не столько текст законопроекта, сколько сама необходимость принятия профильного закона, позволяющего органам государственной власти регулировать и регламентировать отношения между супругами и иными лицами, между собой родственными». Стоит отметить, что при принятии аналогичного закона в Польше, парламентарии также столкнулись с недовольством представителей церкви. Так, польские епископы заявили, что «эта (Европейская – прим. ред.) Конвенция (о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) – прим. ред.) не способствует борьбе с реальными причинами насилия, которыми являются алкоголизм, распространение грубого насилия и порнографии в популярной культуре. Зато ее основы базируются на радикальной, неомарксистской идеологии гендер». Задавался  подобным вопросом и экс-глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, интересуясь, почему в России «под контролем и по инициативе международных структур поднимается именно тема так называемого насилия в семье, в то время как есть в стране сообщества и ситуации, в которых насилие применяется гораздо чаще». «Начнем с наших улиц, с отношений между мигрантами и коренным населением. Об этом почему-то у нас стараются как можно меньше говорить. А вот данная тема, однозначно вброшенная из-за рубежа, сегодня почему-то становится одной из приоритетных», – уверен г-н Чаплин.

Российская Концепция государственной семейной политики на период до 2025 года включает такие задачи, как развитие программ по работе с лицами, подвергающими психологическому или физическому насилию членов своей семьи, а также реализацию просветительских программ среди молодежи по профилактике насилия, проведение информационных кампаний о ресурсах, возможностях и об услугах, доступных пострадавшим от насилия. Но на практике ожидать каких-либо позитивных изменений без принятия специального закона не приходится, так как сложившаяся система демонстрирует свою неэффективность, а ожидаемые изменения в уголовном законодательстве только усугубят и без того тяжелую ситуацию. По сей день в российском обществе существует множество мифов о домашнем насилии, основные из которых сводятся к тому, что домашнее насилие – не преступление, а семейное дело, в которое не принято вмешиваться; что женщины сами провоцируют насилие; что подобное возможно только в семьях низкого социального статуса; что женщины в равной степени являются обидчиками своих мужей (хотя мировая практика показывает, что в 85% случаев домашнего насилия жертвой становится именно женщина). Трудно переломить это видение, когда глава государства, а за ним представители Церкви и профильных комитетов ГД призывают к сохранению и защите традиционных семейных ценностей –   когда под видом невмешательства в семейную и личную жизнь женщин лишают базового и основополагающего права защитить свою жизнь и здоровье.

Анна Ривина

Источник