Россия: Усугубит ли новый закон ситуацию с домашним насилием?

России вступил в силу закон, отменяющий уголовную ответственность за побои в семье, совершенные впервые. Противники закона ожидают, что число жертв домашнего насилия вырастет, так как принятый закон «развязал руки» дебоширам.

Госдума России в конце января приняла закон о декриминализации домашнего насилия, который вступил в силу после подписания его 7 февраля президентом РФ Владимиром Путиным. Теперь за побои в отношении близких родственников, совершенные впервые, вместо уголовного преследования полагается административное наказание в виде штрафа до 30 тысяч рублей, ареста до 15 суток или 120 часов исправительных работ. Уголовная ответственность наступает, если нарушение будет совершено повторно в течение года. В первые два дня после вступления в силу закона в одном из российских городов-миллионников, где велись наблюдения, число обращений в полицию выросло в 2,5 раза.

Зачем декриминализировали

Законопроект вносили депутаты из партии «Единая Россия». Раньше побои в семье наказывались более строго — лишением свободы на срок до двух лет — чем побои при некоторых других обстоятельствах. Теперь депутаты решили устранить дисбаланс.

«Уголовная ответственность за побои в семье противоречит основным юридическим принципам. Если мать-одиночка обнаружит у сына в тумбочке наркотики, и даст ему затрещину, она по этому закону действующему становится уголовницей, а чужой дядя, поставивший ему фингал на улице, — нет, — цитировало первого зампреда «Единой России» Андрея Исаева радио «Эхо Москвы».

Идею декриминализации поддержал и Верховный суд России. «Заместитель председателя Верховного суда Владимир Давыдов не скрывает, что декриминализация в том числе и побоев позволит значительно «разгрузить» суды. Я считаю, что декриминализировать что-либо нужно исключительно исходя из состояния преступности в стране, а не из желания разгрузить то или иное ведомство», — возмутился Александр Кошкин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений.

В результате за закон о декриминализации голосовали 380 депутатов, против — 3. Среди последних — писатель Сергей Шаргунов, известный своими консервативными взглядами.

«Закон оставляет весьма странное впечатление. Некоторые утверждают, что иначе ювенальная юстиция станет изымать ребенка из семьи «за шлепок». Но никакого закона "о шлепках" никогда не было. Речь о реальных побоях. Со следами. Их нужно доказать, зафиксировать, потом уже возбуждали дело. Чтобы обратиться в полицию по поводу побоев, обычно нужна серьезная причина. До 90% таких заявлений и так забирают обратно. Не было никаких оснований пересматривать прежние правила, ведь сколькие женщины и дети страдают от домашних садюг… Второго обращения может не случиться», — написал Шаргунов в своем аккаунте в Facebook.

Несмотря на то, что в Госдуме против принятия этого закона проголосовали только три депутата, противников у него было много. Еще на стадии рассмотрения законопроект вызвал серьезный общественный резонанс в СМИ. Против закона выступали многие правозащитники, общественные активисты, журналисты.

Ошибочный закон

Юрист и руководитель проекта «Насилию.Нет» Анна Ривина считает принятый закон ошибкой, так как статья, которая была в законе, брала на себя превентивную задачу, то есть предотвращала более тяжкие преступления. Она прогнозирует, что теперь число женщин, пострадавших от домашнего насилия, вырастет.

Аналогичной позиции придерживается и мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Спустя два дня после вступления в силу закона о декриминализации чиновник написал на своей страничке в соцсети, что если раньше полиция Екатеринбурга выезжала на бытовые конфликты и семейное насилие 120-130 раз в сутки, то сразу после принятия закона количество вызовов увеличилось до 300-350 в сутки.

«То есть, декриминализацию по статьям 116 и 117 УК РФ (побои и истязания) восприняли так: Было нельзя, а стало можно! Те, кто работает с этим "на земле", прогнозируют увеличение количества случаев и утяжеление последствий», — отметил Евгений Ройзман.

При этом январский опрос ВЦИОМ, посвященный декриминализации побоев в семье, показал, что россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие, но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев. Идея смягчения наказания нашла поддержку у 59% опрошенных, и лишь 33% респондентов высказались против такого подхода. Более того, многие из принявших участие в опросе полагают, что эта мера приведет к снижению числа семейных побоев.

По официальной статистике МВД, в 2015 году число преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи, составило порядка 50 тысяч. Абсолютное большинство жертв — женщины. Причем эта цифра отражает только число обратившихся в полицию. «Как правило, около 30% случаев семейного насилия попадают в статистику МВД. Из них только одна десятая становится основанием для возбуждения уголовного дела. И только 3-7% таких дел доходят до суда», — пояснила Ривина.

Противники закона указывают на то, что если нарушителя обяжут заплатить штраф, то выплачиваться он, скорее всего, будет из семейного бюджета, а не за счет обидчика. А если это будет арест, то по возвращении это будет разъяренный человек, не ограниченный никакими механизмами.

Нужен отдельный закон против домашнего насилия

Активисты, включая независимый благотворительный Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», Центр по предотвращению насилия «Анна», а также адвокатов, среди которых Алена Попова, Анна Ривина, Мари Давтян, уже несколько лет добиваются принятия специального закона против домашнего насилия. Они подали более 10 законопроектов в Госдуму, но безрезультатно. Последний раз попытка была сделана в 2015 году, но снова законопроект был проигнорирован. Теперь юристы и организации готовят новый документ.

«В январе этого года, когда депутаты рассматривали законопроект о декриминализации, мы обратились с просьбой к председателю Совета федерации Валентине Матвиенко заморозить документ до принятия специального закона о домашнем насилии, но нас не услышали», — рассказала Ривина.

Такой закон работает более чем в 140 странах мира, включая такие постсоветские страны, как Казахстан, Украина, Беларусь, Молдова и Кыргызстан, но в России его принимать не спешат. При этом в стране каждые 20 минут от домашнего насилия страдает одна женщина, сообщается в докладе Министерства труда и социальной защиты РФ.

«Я больше десяти лет прожила в браке с мужем, у нас двое детей. Последние несколько лет семейной жизни стали для меня адом, — рассказала 35-летняя жительница Владивостока Анна. — Муж подсел на наркотики. […] У него начались жуткие психологические проблемы, […] и в моменты таких приступов он держал под прицелом ружья меня и моих родителей, врывался в квартиры к соседям с угрозами. Я никуда не могла от него спрятаться. И кроме как к полиции обратиться за помощью некуда, нет никаких государственных институтов ни для женщин, страдающих от домашнего насилия, ни для наркоманов, где бы их можно было лечить насильно. Я несколько раз писала заявления в полицию, но мужа там держали несколько часов и отпускали. И как ни ужасно это звучит, но моим спасением стала смерть другого человека. Мой муж подрался с приятелем, который скончался от его побоев, и в итоге мужу дали 9 лет за убийство. Только тогда я вздохнула спокойно».

Эксперты приводят в пример опыт Белоруссии, где действует закон о домашнем насилии. Если в семье происходит насилие, то агрессора изолируют, а на пострадавшую выписывается охранный ордер, ей стараются обеспечить охрану жизни и здоровья. Для нарушителей есть различные реабилитационные программы, после прохождения которых они меняют свое поведение.

«Специальный закон [против домашнего насилия] нужен не для того, чтобы засадить как можно больше людей, а для того, чтобы насилие не было нормой жизни», — объяснила Ривина, подчеркивая, что ключевой момент закона заключается в том, что каждый человек имеет право чувствовать себя в безопасности и в плане жизни, и в плане здоровья. А в российском контексте, отмечает юрист, смелые женщины зачастую те, кто просто умудряется выйти из таких отношений и уйти от агрессора. При этом они после ухода преследуются, у них отбирают детей, им поджигают дома, избивают бывших тещ. И в итоге такие женщины, защищая свою жизнь, порой оказываются в тюрьме, по статьям об умышленном причинении вреда здоровью или умышленном убийстве, хотя они много раз просили у государства помощи, а государство игнорировало их.

Автор: Анна Аль-Аяш

Источник