«В полиции говорят: «Подумаешь, ничего же не произошло»»

Адвокат Мари Давтян рассказала, через что проходит жертва сексуального насилия, решившая обратиться за помощью в правоохранительные органы

Привлекать насильника к ответственности тяжело не только юридически, но и морально. Женщинам не верят в полиции, следователи стараются поскорее закрыть дело, а вспоминать подробности трагедии приходится по много раз. Потерпевшая не защищена от преступника, который может остаться на свободе на время следствия и продолжать оказывать на нее давление.

Недоверие

Пострадавшим от сексуального насилия обычно не верят. Полицейские почему-то убеждены, что прибежавшая среди ночи в отделение девушка обязательно врет и преследует какие-то, например, меркантильные интересы. С этим сталкивается почти любая женщина, которая обращается в правоохранительные органы с заявлением о сексуальном насилии.

«Считается, что все они лгут и стараются получить от обращения в органы какую-то выгоду, — говорит Давтян. — Хотя я не видела ни одной изнасилованной женщины, которая получила хоть какую-то выгоду даже после того, как насильника осудили. Истории про компенсацию морального вреда далеки от реальности. Суммы, которые присуждают пострадавшим, невелики. В моей практике — от 30 до 100 тысяч. На психолога не хватит. А если эту тему не отработать, то она может всю жизнь преследовать».

Отказ в регистрации заявления

Мало кто знает, что делами о сексуальном насилии занимается Следственный комитет. Пострадавшие несут заявление в полицию. Сотрудникам ОВД, как правило, не важно, будет раскрыто преступление или нет. Вместо того, чтобы передать дело в СК, им проще его закрыть, — для них результат одинаков, а бюрократии меньше.

«В полиции очень часто просто не регистрируют эти заявления, и они никуда потому не идут, — говорит Давтян. — Для полицейских это проблема: им нужно проводить проверку, как-то шевелиться. Они предпочитают запудрить мозги и не делать ничего».

Грубость полицейских

Если же сотрудники полиции согласились принять заявление, то ждать от них деликатного подхода не стоит. Обычно первое, что их интересует, это не приметы преступника, а количество алкоголя в крови. Работает стереотип, что пьяная женщина на все согласна. Пострадавшей начинает казаться, что доказать изнасилование невозможно, а полицейские возбудят дело о заведомо ложном доносе.

«Полицейские общаются цинично, унижают, — говорит Давтян. — Могут смеяться над ней, отпускать шуточки. Говорят: «Да ладно вам, зачем вы все это вообще пишете? Подумаешь, ничего же не произошло». Также я очень часто слышу от сотрудников полиции, что изнасилование физически невозможно. «Кто-то не захочет — ничего не будет» — это их постоянная присказка».

Необходимость вспоминать об изнасиловании снова и снова

Следствие в России устроено так, что потерпевшую допросят минимум три раза. Каждый раз ей придется рассказывать о произошедшем во всех унизительных подробностях. Первый раз ее допросят в отделе полиции, потом — врачи, потом — следователь, а затем придется давать показания в суде. Врачи, которые работают с потерпевшей после изнасилования, обычно тоже не осознают, что она находится в уязвимом состоянии, и ведут себя негуманно.

«Если женщина после изнасилования обратилась к психологу, то все труды специалиста, направленные на нормализацию ее состояния, идут насмарку, потому что ей приходится вспоминать все снова и снова», — говорит Давтян.

Если потерпевшая не забрала заявление из полиции, то ей предстоит встреча со следователем СК. Причем никто не будет специально подбирать для расследования преступления женщину-следователя. Сотрудник СК будет в первую очередь заинтересован в закрытии дела, а дело можно закрыть, если потерпевшая откажется от обвинений.

«Следователь делает все, чтобы это произошло. Ему так проще. Дело все равно идет в отчетность, а работы меньше, — объясняет Давтян. — Хотя найти насильника чаще всего не представляет труда. Очень часто это человек, которого потерпевшая знала. Но тут будут работать стереотипы. Вам не поверят, если вы скажете, что знакомый вам человек вас изнасиловал».

Преследования со стороны насильника

Пока уголовное дело не возбуждено, у правоохранительных органов нет оснований ограничивать свободу подозреваемого. Даже если предполагаемый преступник установлен, не факт, что суда он будет дожидаться в СИЗО. Его вполне могут оставить под подпиской о невыезде, а значит, он сможет навещать потерпевшую, угрожать ей и требовать отказаться от показаний. По делам об изнасиловании может быть проведена очная ставка, то есть женщина будет вынуждена встретиться с насильником в кабинете следователя и провести с ним какое-то время.

Встреча с преступником в суде

Наконец, обстоятельства изнасилования придется изложить в суде и ответить на вопросы подсудимого. Эта встреча, как и необходимость в ходе расследования постоянно повторять, кто и как насиловал, сильно изматывают психологически.

«Государство не оказывает поддержку и не защищает людей, переживших сексуальное насилие, — говорит Давтян. — В разных регионах есть специализированные НКО, которые могут помочь девушке привлечь к ответственности насильника».

Автор: Павел Никулин

Источник

Центр «Сестры» — один из немногих в России помогает людям, которые пережили насилие, и единственная в Москве организация, которая помогает пострадавшим от сексуального насилия детям. Кроме того, центр оказывает помощь во время общения со следователями и судьями. Вся помощь оказывается бесплатно. В 2016 году центру необходимо собрать на свою работу пять миллионов рублей, иначе ему грозит закрытие. Чтобы помочь «Сестрам», переведите деньги, используя форму ниже.