#ЯнеБоюсьСказать: как научиться говорить о пережитом насилии

Каждый день вы читаете новости: "вежливый насильник Василий" оказался Владимиром, бывшая ведущая Fox News обвинила директора канала в сексуальных домогательствах... но сколько историй остаются неуслышанными?

Джанет Смит
Жертвы насилия часто из чувства стыда неспособны говорить об этом в течение долгого времени

Согласно оценкам ООН, более трети - до 35% всех женщин мира - подвергались насилию и домогательствам. По утверждениямправозащитников, насилие в отношении женщин - самое распространенное посягательство на права человека в сегодняшнем мире.

Начатый украинской журналисткой Анастасией Мельниченко флешмоб #‎ЯНеБоюсьСказати, вскорости подхваченный русскоязычной аудиторией "Фейсбука" как‬ #ЯнеБоюсьСказать, вытащил проблему на поверхность и стимулировал девушек и женщин, а впоследствии - и мужчин - делиться опытом домогательств.

Спустя несколько часов своими откровенными, шокирующими и до сих пор нерассказанными историями поделились сотни людей - и женщины, и мужчины. О домогательствах и изнасиловании, о пережитых травмах, равнодушии правоохранительных органов и родных, а также осуждении, когда говорили, что сама виновата, потому что "не надо провоцировать".

"Хочу, чтобы мы не оправдывались - я шла в спортивках посреди дня, а меня все равно схватили, - говорит Анастасия. - Потому что нам не нужно оправдываться. Мы не виноваты, виноват всегда насильник".

В следующую среду общественный театр Q Playback Theatre намерен провести в Киеве спектакль-обсуждение самых ярких постов по хэштегу.

В последние два дня сеть узнала сотни жутких историй от людей, многие из которых впервые ими поделились.

"От этих историй волосы встают дыбом и думаешь, какое счастье, что ничего такого не произошло с тобой. А потом начинаешь вспоминать того соседского мальчика, который пытался убедить тебя снять трусики, и того голого незнакомца в парке", - пишет в Facebook Татьяна Гураль.

Семья - не всегда опора

Многие истории рассказывают о реакциях на подобные случаи со стороны семьи.

"Потому что, как не стыдно говорить на такие темы в таком возрасте и вообще знать значение слова "приставать". Я, мол, опозорила весь свой род, я недостаточно чистая девушка и не достойна доброго слова. Не буду винить дедушку, это такое воспитание, к несчастью", - говорит Оксана Осмоловская.

Многие обратили внимание на то, что защита от домашнего насилия в российском и украинском законодательствах прописана крайне нечетко.

"Я иногда задумываюсь, насколько пусто у них внутри, если они перед собой не видят человека с его собственными желаниями и потребностями. У нас травмы, да, но нам хотя бы есть что ранить", - пишет Татьяна Никонова - известный секс-блогер, сама не раз оказывавшаяся жертвой сексального насилия.

"Мне хочется делится каждым таким постом и благодарить авторов за смелость", - говорит другой пользователь Facebook Элиаш Стронговски.

Жертвы насилияREUTERS
Комментаторы, считающие возможным "защищать" насильников, часто вменяют жертвам в вину "не тот" стиль одежды

При этом реакция разделила пользователей: были и те, кто продолжил "отповеди" вроде "Сама виновата" или "Если не привлекать внимание, ничего такого не случится", - но большинство голосов объединились в хор поддержки.

"Если знаешь, что пойдешь в ресторан одна или с подругой, без мужского сопровождения, и вероятность того, что к тебе начнут приставать пьяные мужики из-за соседнего стола весьма высока, а тебя эти приставания бесят - нафига идти? Потому что хочешь, можешь, да и вообще все равны вообще-то? Ну это как во время грозы в поле спрятаться под дерево", - парируетДанила Линдэле, о котором давно не было слышно после протестов 2011 года, в ответ на признания журналистки и секретаря Transparency International Анастасии Каримовой. В ответ та переспрашивает, точно ли он читал ее текст.

Другие же мужчины вспоминают случаи домогательств, затронувшие их лично.

Многие комментаторы говорят о том, как сильна в обществе стигма относительно случаев домогательств, об их пугающей повсеместности и о чувстве стыда жертвы.

"О таких вещах, однозначно, надо говорить, писать и думать, как воспитывать маленьких, чтобы уметь избежать/бороться/не бояться рассказать", - считает Валерия Дмитриева.

Насилие и закон

Однако может ли акция повлиять на законодательные нормы в постсоветских странах?

"Эта акция может и не повлиять на изменения в законодательстве, но в данном контексте это второстепенно: в первую очередь, меняется общественное восприятие проблемы. Я считаю, самое позитивное - это то, что женщины взяли на себя смелость говорить о том, какой у них был негативный опыт; во вторую очередь, люди начинают понимать, что это было в жизни практически каждой второй женщины. Конечно, законодательство не будут менять из-за одной такой акции, но стоит отметить, что акция началась в Украине, и много женщин в России ее поддержали, и многие зарубежные СМИ об этом написали, и получился всемирный резонанс. Главное, что женщины стали готовы об этом говорить, и стыд начинает отходить - и именно поэтому начнет меняться и общество - что женщина перестанет себя винить в том, что с ней сделали другие", - сказала Русской службе Би-би-си сооснователь проекта "Насилию.нет" Анна Ривина.

В России функции защиты женщин берут на себя несколько центров помощи, но они не получают денег от государства, говорит юрист Мари Давтян.

Жертва. ПохороныPA
Жертвами насильников становятся люди в любом возрасте, отмечают правозащитники

В новой редакции закона о криминализации побоев уголовная ответственность предусмотрена за увечья, нанесенные "близким лицам" - родственникам и людям, ведущим общее хозяйство.

"Могут быть разные виды насилия: сейчас пошла волна флешмобов про сексуальное насилие - оно же может быть и в браке. Но побои - это не все виды домашнего насилия. То, что произошло - это, безусловно, позитивное изменение законодательства: побои стали частно-публичным обвинением, значит, женщины смогут спокойно обращаться в полицию и рассчитывать на то, что полиция примет меры по отношению к агрессорам, но в комплексе это не сработает, потому что главное - это [предотвращение] и работа с пострадавшими, чего у нас сейчас, к сожалению, нет. Мы не знаем, как повернется правоприменительная практика по отношению к бывшим супругам и бывшим сожителям, потому что они часто преследуют женщин, и мы не уверены, что эти поправки им помогут", - подчеркнула адвокат в разговоре с Русской службой Би-би-си.

"Должна быть государственная система поддержки от насилия, но подвижек в эту сторону у нас сейчас нет. Я хочу верить, что законодательство всегда идет следом за общественным сознанием - конечно, один флешмоб не поможет, но в комплексе все предпринятые меры женщинами, активистами, правозащитными организациями рано или приведут к изменению законодательства в вопросе сексуального насилия", - добавила Давтян.

Психологическая рационализация

По словам психолога Веры Романовой, проговаривание травмы - хороший терапевтический шаг, особенно если близкие жертвы относятся к ее признанию с поддержкой и пониманием.

Однако сексолог и психотерапевт Александр Полеев считает, что написать в соцсетях - лишь часть терапии.

"Рассказать лучше психологу или в группе под руководством психолога. Рассказать об этом на страницах интернета - это тоже неплохо, но это в 10 раз уступает настоящему рассказу по эффективности. Когда мы говорим, мы подыскиваем слова, стараемся выразить чувства жестом, эмоцией, мы рационализируем переживание. Мы из эмоционально насыщенного делаем его плохим, но обыденным событием. Мы раскладываем событие на элементы - всегда легче работать с тем, что у тебя в сознании разложено на полочки. Если б эти девочки собрались по группам с психологом, который не давал бы никому заигрываться, то они использовали бы весь аппарат рационализации и структурирования, который у них есть", - заметил Полеев в беседе с Русской службой Би-би-си.

Источник