Борьба с насилием, боязнь успеха и маскулинность: гендерные проблемы в современных сериалах

Как современные сериалы показывают отношения и какие проблемы при этом поднимают, обсудили в клубе «Социальное кино» в центре «Благосфера».

Сериалы смотрели и обсуждали: Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», Нурия Фатыхова, координатор программы «Демократия» Фонда имени Генриха Бёлля в России, автор проекта о женщинах-экспертах She is an expert, и Нина Назарова, корреспондент по делам женщин русской службы BBC.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

«Большая маленькая ложь» и домашнее насилие

Селеста и Перри Райт кажутся идеальной семейной парой. Богаты, красивы, воспитывают двух сыновей. Но за закрытыми дверями муж душит и бьет жену. Та в ответ защищается и чувствует себя виноватой. Селеста угрожает мужу разводом, но не уходит — ведь они так сильно любят друг друга и так много пережили вместе.

Нина Назарова: Как думаете, почему она терпит насилие?

Из зала: Ради детей. И еще боится перемен.

Из зала: У нее стокгольмский синдром. Она не может уйти. А страстный секс, который возникает из-за агрессии, принимает за страсть и любовь.

Анна Ривина: Этот сериал — просто энциклопедия. Во-первых, материальный статус этой семьи. Есть определенная взаимосвязь: чем выше социальный статус, тем чаще люди скрывают насилие. В среднестатистической деревне меньше возможностей это спрятать. Во-вторых, очевидно, что домашнее насилие основано на бессилии, страхе, стыде. А основная идея — абсолютный, тотальный контроль. Каждый раз муж выходит из себя именно потому, что не может контролировать жену.

В сериале прекрасно демонстрируется так называемый цикл насилия. После каждого агрессивного момента муж извиняется, наступает стадия «медового месяца». Нужно ведь давать женщине возможность ощутить, что это ее вина и что если она будет вести себя правильно, то следующего акта агрессии не будет. Но на деле все повторяется вновь.

Анна Ривина. Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Все начинается с насилия психологического. На первой стадии ухаживания такие мужчины — лучшие. А потом забрасывают пробные шары: как далеко можно зайти. Постепенно разрушают самооценку. И пострадавшая начинает думать, что сама виновата, что она могла лишний раз не открыть рот, лишний раз дома посидеть.

Показано, как рождение детей связано с насилием. Потому что, к большому сожалению, есть статистика о том, что многие мужчины в первый раз бьют женщину, когда она уходит в декрет или находится в положении. В такой ситуации намного труднее куда-то деться.

Абсолютная правда про стокгольмский синдром. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше она видит ситуацию глазами насильника. Ей трудно понять, что происходит на самом деле.

Селеста и Перри Райт отправляются к психотерапевту. Они говорят специалисту, что обеспокоены своим агрессивным поведением, что их любовь всегда сопровождается ссорами. На вопросы о применении физической силы героиня долго не отвечает честно. Муж объясняет свою ярость страхом потерять жену.

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь». Фото: kinopoisk.ru

Ривина: Мы живем в таких реалиях, где многие психологи говорят, что насилие — это нормально. Что женщин бьют, потому что им это нравится. Самая большая ошибка — когда в контексте домашнего насилия направляют именно к семейным психологам. Если психолог говорит прийти парой, от него нужно бежать. Женщина не может, сидя рядом с мужем, сказать, что с ней происходит. Это может быть только работа с пострадавшей, чтобы вернуть обратно ее самооценку, вернуть ее к себе.

Спустя время Селеста приходит к психотерапевту одна. Специалист задает ей вопросы о побоях, Селеста защищает мужа. По ее мнению, обсуждать эту тему с психотерапевтом в принципе неэтично. Она все время порывается уйти.

Нурия Фатыхова: Все личное отделяется от публичного и социального. И мы все это скрываем. В сериале показано, как героине трудно это раскрыть. Она все время объясняет психотерапевту: «Это наше личное, у нас все хорошо, это такая любовь».

Нурия Фатыхова. Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Ривина: У нас вообще не принято рассказывать, если люди ругаются. Это же семейное, его нужно прятать, главное — показать внешний вид. У общества и каждого человека не должно быть задачи скрывать плохое — плохое лучше не делать. Нужно охранять свои границы, невзирая на то, кто тебя обижает, даже если это близкий человек. Насилие со стороны близких даже страшнее, потому что ты зависим от этого человека, не можешь убежать.

Фатыхова: Она пришла к психотерапевту одна в первый раз и хочет встать и уйти, потому что боится, ей трудно. Это частая проблема — женщина не понимает, что в ее семье происходит насилие. Она говорит психотерапевту: «Вы привыкли видеть проблемы и поэтому у нас тоже видите проблему». То есть ей хочется переложить ответственность на кого-то другого.

Ривина: Женщина не хочет видеть себя в качестве жертвы и многое берет на себя. Хочется думать, что ты контролируешь ситуацию.

Из зала: На ранней стадии разве не видно, когда человек начинает контролировать тебя?

Ривина: Это может распознать человек, для которого манипуляции непривычны, который с детства жил в семье, где границы уважали. А через патриархальную призму страшные звоночки воспринимаются позитивно: ревнивый муж — это хорошо, значит, ему не все равно, контроль — это забота.

Один из ключевых механизмов домашнего насилия — изоляция. У женщины нет работы, нет друзей, и она не знает, куда деться.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

«Секс в большом городе» и «Измены»: женская сексуальность

Одна из героинь «Секса в большом городе» (1998-2004) Шарлотта решает сходить на первое свидание с двумя мужчинами в один день. Но на свидании со вторым мужчиной появляется кавалер, с которым она поужинала несколько часов назад. Мужчины расстроены, вместе ловят такси и уезжают домой. Шарлотта остается одна. 

Кадр из сериала «Секс в большом городе». Фото: kinopoisk.ru

Героиня российского сериала «Измены» (2015) Ася — замужняя женщина с двумя любовниками. Она начинает отношения с третьим мужчиной.

В обоих сериалах проговаривается, что женщина с несколькими любовниками «ведет себя как мужчина».

Нина Назарова: Сексуальное поведение, которое мы видим, маркируется как мужское и наказывается. Отражает ли это реальность, и насколько нормально делить сексуальность на мужскую и женскую?

Нина Назарова. Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Из зала: Несправедливо считать, что иметь несколько любовниц может только мужчина. А женщина верная и ждет единственного.

Фатыхова: Я сразу вспоминаю старый кинематограф, в котором женщины часто борются за одного мужчину. И мужчина часто представлен как положительный герой. Нормализация такого поведения у мужчин транслируется бесконечно.

Кадр из сериала «Измены». Фото: kinopoisk.ru

Назарова: Как вам стереотип про мужскую сексуальность? Насколько он реален в жизни?

Фатыхова: Действительно, есть проблема маскулинности, когда твою роль, твое социальное поведение описывают очень строго. И многие мужчины испытывают психологические проблемы, потому что они не соответствуют этой роли. Это приводит к личным конфликтам, когда мужчина думает, как ему быть хорошим мужем, но еще и очаровать всех подруг.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

«Ольга» и женский успех

Героиня сериала — «простая русская женщина», которая работает в маникюрном салоне и решает проблемы всех родственников. Отец Ольги пьет, ее сестра пытается наладить свою личную жизнь и заводит отношения с женатыми мужчинами. Дочь главной героини пытается шантажировать своего парня выдуманной беременностью.

Кадр из сериала «Ольга». Фото: kinopoisk.ru

Ривина: Здесь показано экономическое положение женщины: тотальное отсутствие денег и возможностей.

Фатыхова: «Отжим» денег у парня представлен как единственный социальный лифт. Это распространенный стереотип: если женщина занимается карьерой, то у нее проблемы в семье, у нее нет детей.

Ривина: Если мужчина успешен на работе, мы говорим об этом со знаком «плюс». Если мы говорим о женщине, которая ходит на работу, носит костюм, про нее говорят, что она становится похожа на мужчину, причем говорят в негативном смысле.

Фатыхова: Существует «синдром самозванки»: женщины на высоких должностях часто считают, что они не заслужили эту работу, что им «просто повезло». Мужчинам этот синдром свойствен гораздо в меньшей степени.

Женщинам пора перестать сомневаться в своих возможностях. Но чтобы этого достичь, нужно проделать большую работу.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Клуб «Социальное кино» центра «Благосфера» — место встречи тех, кто любит смотреть и обсуждать актуальное качественное кино и проблемы, которое оно поднимает. В дискуссиях после показов принимают участие режиссеры, продюсеры, актеры и герои обсуждаемых фильмов, а также представители общественных организаций, помогающие решать проблемы, с которыми сталкиваются герои фильмов.

Автор: Ольга Воробьева

Источник

 
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте