Новости

«Еще чуть-чуть и нас двоих убьют»
Новости

«Еще чуть-чуть и нас двоих убьют»

Пытаясь спастись и позвать на помощь во время жестокого избиения Ирина Горюнова забралась на подоконник, но сорвалась вниз с четвертого этажа. Очевидцы случившегося в суде утверждали, что упасть ей помог муж. После падения Ирина оказалась в инвалидном кресле.

В том же году его приговорили к тюремному сроку и обязали выплачивать пожизненную компенсацию — 48 рублей. После распада СССР Ирина пыталась добиться индексации компенсации, но суды не встают на ее сторону. Анна Ромащенко записала её историю.

Ирина Горюнова в суде

Было 24 мая 1980 года. Жаркий день, стояла тридцатиградусная жара, весь двор был наполнен людьми. Я зашла домой, мой муж Виктор закрыл за мной сначала входную дверь, а потом и дверь комнаты. На моих глазах он взял коньяк и стал поить им нашего восьмимесячного сына Алешу. Я бросилась отбивать ребенка, он отшвырнул меня на диван и схватил тяжелую люстру с огромными плафонами. Я поняла — еще чуть-чуть и нас двоих тут убьют.

Пытаясь защититься, я вскочила на подоконник, стала кричать и просить о помощи, но люди меня не слышали. Тогда я выбралась на подоконник со стороны двора, он был широким. Что произошло дальше, не помню, но свидетели утверждали, что он отцепил мою руку, и я сорвалась вниз c четвертого этажа. После этого он не остановился, а сбежал вниз, стал тащить меня по земле и избивать ногами. Прохожему, который пытался меня защитить, он разбил лицо.

Меня забрала скорая, его — милиция. Врачи диагностировали перелом позвоночника. Если бы я осталась лежать на земле, ожидая приезда скорой, то, возможно, меня бы не парализовало. Но из-за того, что он тащил меня по земле, осколки раздробленных позвонков попали в спинной мозг и мои ноги потеряли чувствительность.

Я пережила три тяжелые операции и долго восстанавливалась. Забота о моем сыне легла на плечи моей сестры, обо мне — на мамины.

Мужа осудили в 1980-ом году — приговорили к 6 годам заключения. Помимо этого его обязали выплачивать мне пожизненную компенсацию — 48 рублей. Согласно статье 1091 Гражданского кодекса РФ в современной России сумму возмещения вреда должны были индексировать, но этого не произошло. Один раз в 1999 году Бабушкинский районный суд даже встал на мою сторону, но бывший муж оспорил это решение.

Суды отнимают много сил. В последнее время и руки стали плохо работать. А Москва не приспособлена для людей с инвалидностью. Мне приходится ездить на заседания, самой возить и распечатывать документы. Доходит до обидного. Однажды судья Евгений Борисов отказался поднять бумаги по делу с первого на четвертый этаж. Сказал, что не видит причины, по которой я не могу этого сделать сама.

Бывший муж ходит на все заседания, открыто смеется мне в лицо и пытается оспорить решение 90-го года и лишить меня компенсации.

Поговорила и записала: Анна Ромащенко