«Если я сейчас тебя убью, что будет?»

Об абьюзе я слышала только из пабликов в социальных сетях. Никогда не воспринимала его как серьезную проблему. У меня было безоблачное детство, замечательные родители, достойное образование. Раньше я никогда не сталкивалась с насилием и мечтала о какой-то необычной, «эксклюзивной» любви. Чтобы меня любили так, как никого. Чтобы обо мне заботились, брали за меня ответственность.

Мы познакомились в университете, мне тогда было 19, и начиналось все очень спокойно. Он казался нормальным парнем: рассудительным, интересным. Я думала, что все великолепно — наконец-то получила заботу и внимание, которые так хотела. Не верила своему счастью.

Но через месяц начались первые звоночки. Он очень сильно меня ревновал к мужчинам: к одногруппникам, друзьям-мальчикам — они очень быстро пропали, к парням в социальных сетях. Дошло до того, что он потребовал удалить контакты мужчин из всех соцсетей. Сначала я сопротивлялась, но потом решила, что он просто слишком сильно боится меня потерять.

Он очень агрессивно вел себя с моими друзьями. Однажды друг пригласил меня на день рождения, а парень был очень этим недоволен. Я воспринимала все как игру, невероятное проявление любви: тогда не могла представить, что агрессия, направленная в сторону моих друзей, перейдет потом и на меня.

«Решила, что самое простое — закрыть глаза»

Физическое насилие случилось после того, как мне в Инстаграм написал какой-то мужчина — в итоге скандал. Мы были в квартире родителей моего бывшего парня и уже собирались уходить. Я вся в слезах. Его мама со мной прощается, а я не могу ей ничего ответить из-за слез и просто отворачиваюсь. Он взбесился из-за того, что я не попрощалась с его мамой, и толкнул меня прямо при ней. В голове не укладывалось, что такое может происходить.

Сперва я говорила, что мы расстанемся, но он всегда придерживался одной и той же тактики: не давал мне уйти. Предлагал погулять, поговорить, начинал рассказывать про свою семью, тяжелое детство и сложные отношения родителей, как отец изменял маме. При этом он никогда не извинялся, не просил остаться, не проявлял нежности.

Постепенно я стала забывать эту ситуацию, не понимала, как к этому относиться, решила, что самое простое — закрыть глаза.
Он много говорил о том, что только он может сделать меня счастливой, что я больше никому не нужна. Если я уйду, то пропаду без него. И я в это верила.
Позже начался тотальный контроль: мне нельзя было возвращаться домой позже девяти, на любое сообщение нужно было отвечать немедленно. Он следил за моими перемещениями через отслеживание геопозиции. Каждая встреча с подругами превращалась в кошмар: названивал им и мне. В то время я потеряла многих друзей, они не понимали моего поведения. А мне тогда казалось, что я веду себя как достойная и порядочная девушка: у меня есть парень, у нас все хорошо, я могу пойти на уступки ради отношений.

Иллюстрации: Дарья Иванова / «Насилию.нет»

Более того, я очень ценила его честность по отношению к себе. Мне казалось, он никогда в жизни не сможет мне изменить, что он очень ценит меня и наши отношения. Только спустя время выяснилось, что он мне постоянно врал, и было многое, о чем я не знала.

Довольно быстро он вообще перестал говорить мне что-то доброе и хорошее. Обзывательства он использовал в качестве «ласковых слов», а я воспринимала это как шутку. Если тебе сто раз скажут, что ты глупый, ты поверишь, что так оно и есть. Слова, которые ты слышишь в шоковом или эмоционально подавленном состоянии, становятся твоей программой.

Наши отношения все время шли по одному сценарию. Сначала все замечательно, мы проводим несколько потрясающих дней вместе. Потом начинает накапливаться напряжение: оскорбления, контроль. Следом напряжение выливается в абьюз, причем по любому поводу: что-то не так сказала, даже не так сложила футболку. А когда он понимал, что может меня потерять, начинал устраивать «сцены»: оказывал какие-то знаки внимания, проявлял заботу. Но шоу рано или поздно заканчиваются.

«Ты сама в этом виновата»

Через пять месяцев мы начали жить вместе. У меня было ощущение предательства себя, но одновременно и мысль «он же меня любит».
Как-то в ток-шоу я увидела историю Маргариты Грачевой и тогда поняла: то же, что она говорила про своего мужа, происходило и у меня. Я рассказала ему историю Грачевой, что муж отрубил ей руки и спросила, как он относится к этой истории. Он ответил: «Шлюхи должны быть наказаны».
После этого я решила собрать вещи и уехать. Конечно, он не дал этого сделать. Что дальше происходило, я помню очень сумбурно. Все как во сне. Помню, как постоянно билась головой о какие-то предметы, как по всей квартире валялись мои порванные учебники и тетради. Он говорил мне, что ему плевать на меня, что я достойна самой ужасной смерти. Я всерьез волновалась за свою жизнь.

Однажды он в шутку сказал: «Если я сейчас тебя убью, что будет?» — и направил на меня пистолет. В тот момент я поняла, что это мог быть мой конец. Я наедине с психически нездоровым человеком, у которого оружие.

На следующий день после ссор он говорил: «Вот если бы ты так не поступила, то и я бы ничего не сделал. Ты сама виновата в том, что произошло». Абсолютно всегда виновата была я, что бы ни сделала. Я чувствовала, что порчу замечательные отношения своими руками. Иногда я приезжала домой с синяками, оправдывала тем, что где-то ударилась. Родители верили.

Какое-то время я надеялась, что все наладится. Он много говорил о семье, о детях. Забота проявлялась в мелочах, но они были мне приятны: он мог приготовить что-то, открыть дверь… Проводил со мной все свободное время. Подарил мне кольцо, говорил про замужество. Старался оставлять о себе напоминания: «Давай послушаем эту песню», «Давай посмотрим этот фильм», «Смотри, как они на нас похожи!». Оставлял якоря, чтобы я постоянно о нем помнила.

Техника «лежачий камень»

В тот период мне очень помогла книга «Женщины, которые любят слишком сильно». Она про абьюз, его признаки и как это все устроено. В ней была замечательная мысль, что мы становимся пешками в игре травмированного человека. Никакой любви тут нет: речь идет о травмах, полученных из детства, с которыми человек не может справиться сам и пытается через вас эту боль прожить, заглушить ее. И зависит от вас, будете ли вы это терпеть.

Я читала о разных техниках, как вести себя в ситуации абьюза, одна мне очень помогла, называется «лежачий камень». Абьюзер пытается вывести тебя на негативные эмоции, а ты никак не реагируешь, в ответ простое «ок». И все. Только так тебя не могут втянуть в эти жестокие игры. Я понимала, что не могу выбраться, что меня к нему тянет. Это как зависимость у наркоманов. Мне нужны были эти эмоции. В какой-то момент я почти смирилась. Взять себя в руки себя мне помогло осознание, что я достойна другого.

Иллюстрации: Дарья Иванова / «Насилию.нет»

Выход из этих отношений дался мне очень нелегко, это большая работа над собой. Я копалась в своих страхах, прорабатывала ситуации из детства, вывела для себя главные причины, почему я вообще попала в эти отношения. Первая: не хотела брать на себя ответственность за свою жизнь. Я хотела, чтобы приехал принц на белом коне, который меня спасет, сделает мою жизнь насыщенной и яркой. У меня не было любимого дела, все эмоции я пыталась вытянуть из отношений. Вторая: никогда не сталкивалась с опасными ситуациями, и у меня не было чутья. Я многое воспринимала как игру: «ой, как интересно, сколько эмоций — прямо как в фильмах, которые я любила смотреть». И не понимала, что что-то может пойти не так.

Уметь фильтровать людей рядом

Я очень боялась об этом кому-либо рассказывать, поэтому пришлось справляться самой. Читала книги и вела дневник: записывала свои ощущения, что со мной происходит, что чувствую и думаю. Мне кажется, что критические ситуации нужно записывать, чтобы потом уже в спокойном состоянии прочитать о происходившим. Тогда начинаешь осознавать, насколько это все ужасно и неправильно.

Один знакомый сказал мне: «Как я могу уважать человека, который не уважает себя?» Эта фраза стала лейтмотивом моей борьбы. Любовь к себе — это не только заботиться о своем внешнем виде. Это выбирать для себя лучшее. Фильтровать людей, которые рядом с тобой, понимать, как они к тебе относятся и можно ли к тебе так относиться. Я поняла, что нужно быть своим самым лучшим другом. Надо себя поддерживать, как никто, любить, как никто, и понимать, как никто.

Абьюзивные отношения оставляют след, но только ты можешь выбрать, какой именно. Важно отпустить ситуацию и не видеть в каждом парне потенциального абьюзера.

Сначала я ненавидела его, готова была уничтожить. Но потом я приняла эту ситуацию и смогла его простить, хотя было очень тяжело. Сейчас у меня все хорошо. Я стала любить себя, понимать, что выбираю, научилась сама нести ответственность за себя, за свою жизнь и поступки. Я осознала, что я достойна быть единственной, любимой и больше так жить не хочу и не буду. И это мое решение.

 

историю записала Диана Барсегян

 

Поддержать Центр