«Избил муж, удар профессиональный». Как уйти от абьюзера и защитить себя после развода.

Наталья 20 лет жила с мужем абьюзером, но недавно нашла в себе силы уйти от него. Она решила придать свою историю огласке, чтобы защититься и помочь женщинам, оказавшимся в похожей ситуации.


С Игорем мы познакомились в 1999 году. Мне тогда было 19 лет, ему — 31 год. Он сразу показался мне хорошим и надежным человеком. Можно сказать: это была любовь с первого взгляда. Мы начали встречаться, а в 2001 году у нас родился замечательный сын — Станислав (имя изменено по просьбе героини).

В начале нулевых Игорь активно занимался общественными мероприятиями и спортом. Жил и горел идеями развития спорта в Санкт-Петербурге. Хотел поднять патриотический дух молодежи, научить подростков любить свою страну. Конечно, все мероприятия заканчивались застольями, и в этом был минус, потому что меры он не знал и сильно напивался. Игорь понимал, что у него проблемы с алкоголем, поэтому закодировался. Правда, как только я забеременела — раскодировался (за время совместной жизни мы прошли с ним семь кодировок). Он не пил только первое время наших взаимоотношений. Когда я забеременела, как раз прошел год его кодировки. Так и начал пропадать “человеческий” облик спортсмена и надежного человека.

С годами его активность сошла на нет, остался только алкоголь. Большую часть времени он сидел дома и вспоминал о том, что было в 90-е, с кем он тогда познакомился, чего смог достичь. Он не работает до сих пор, но все еще занимается какой-то общественной деятельностью.

За 20 лет совместных отношений было много: побои, оскорбления, маниакальная ревность. Для мужа я была собственностью без права голоса.

Наталья с бывшим мужем. Фото из личного архива Натальи

Мне приходилось сообщать ему о каждом шаге. Чтобы сходить в кино или в театр — нужно было попросить разрешения. Даже когда я летала в командировки, он звонил мне каждую минуту, спрашивал: «А ты зашла в номер? А как выглядит номер? А что ты там делаешь? А по какому вопросу совещание?».

Со всеми близкими подругами он запретил мне общаться. Говорил, что они плохо на меня влияют. Ко всему прочему, Игорь просматривал мои странички в социальных сетях, изучал друзей, иногда требовал снять лайк, если считал, что этот лайк я не должна была ставить. В итоге, вовсе запретил мне пользоваться интернетом.

Игорь через своих друзей в спецслужбах брал распечатку моих звонков, потом звонил на входящие номера с моего телефона и кричал: «Оставьте мою супругу! А откуда вы ее знаете? А вы больше ей не звоните!». Мои близкие не звонили мне, когда знали, что я с Игорем, чтобы не провоцировать его. Знали, что мне потом придется оправдываться за эти звонки.

Эти вещи со стороны выглядят дико. Но когда живешь внутри этого, оптика меняется, все воспринимается как-то иначе. Тем более, тогда я была юной, мне казалось, что я смогу перевоспитать человека любовью и заботой.

Мне много лет было стыдно признаться, что муж меня бьет, он ведь известный и уважаемый человек в Санкт-Петербурге, вхожий в разные круги: от спортивных и общественных организаций до государственных структур и правительства.

Конечно, я думала о том, чтобы развестись, и не раз. Но сначала ребенок был маленький, я не могла уйти в никуда, потом уже муж убеждал меня, что все будет по-другому, чтобы будем жить счастливо вместе. В 2009 году, когда он меня зверски избил, я поняла, что так будет всегда. Наши отношения сильно изменились. Я уже говорила ему: «Я тебя не люблю, я живу с тобой просто потому, что ты мне не даешь уйти».

За последние 15 лет постоянного стресса и избиений мое здоровье стало давать сбои: началась депрессия, и у меня обнаружили опухоль, которая была не злокачественной, но очень сложной.

В 2013 году мне сделали операцию, которая длилась одиннадцать часов. Мне удалили часть органов, потому что они были охвачены опухолью. После операции меня перевели в реанимацию. Еще месяц я провела в больничной палате: ходить не могла, питание получала через капельницу. Мне тогда казалось, что я не молодая и красивая девушка 32 лет, а подопытный образец, на котором ставят эксперимент.

Мне было страшно, врачи говорили, что я буду вечной обузой родным, и я боялась не справиться сама. Игорь пришел ко мне в больницу и принес кольцо. Я расчувствовалась, подумала, что он будет заботиться и беречь меня после того, как чуть не потерял. Мне казалось, что моя болезнь многое поменяет.

фото сделано после избиения 12 сентября 2018 года

После последнего избиения [12 сентября 2018 года] я поняла, что больше не смогу это терпеть. Игорь избил меня прямо на работе. Пробил мне голову, было сильное кровотечение, я вся была в крови, вплоть до нижнего белья. Коллеги вызвали полицию, но они не приехали. Вероятно, муж позвонил и попросил не реагировать на этот вызов. С работы меня забрали сестра, ее муж и отвезли в травму. Врачи зафиксировали побои, остановили кровотечение и наложили швы. В карточке моей записали: «Избил муж, удар профессиональный».

отчет о травме после избиения 12 сентября 2018 года

От госпитализации я отказалась, хотела уехать к родителям. Осталась жить с ними, старалась прийти в себя. Каждый день Игорь звонил мне, угрожал мне и моей семье. Говорил, что унизит меня и мою семью, приезжал ко мне на работу и пытался попросить мое начальство, чтобы меня проверили на вменяемость и наркотики. Угрожал даже моей 94-летней бабушке.

За эти два месяца я успела подать на развод, написала в местное отделение милиции, куда пришла информация из травмы. Друзья советуют мне заявить в полицию и о прошлых избиениях тоже. После избиения в 2009 году я лежала в челюстно-лицевой хирургии, так что это можно будет доказать. К тому же есть свидетели, которые смогут подтвердить избиение.

Все мои вещи и документы у мужа в квартире, где я прожила 20 лет. Прийти туда я не могу, ключей у меня от квартиры нет. В последний раз, когда он меня избивал, сорвал с меня нательный крест, забрал ключи от дома. На мне осталась, только та одежда, в которой я пришла на работу. После он отдал мне куртку, кроссовки, какие-то мелочи и мою собаку. Все остальное отказался отдавать. Говорит: «Я не отдам тебе вещи, в которых ты ходила со мной на мероприятия, ты их опозоришь». Мои дипломы и другие документы остались у него, он говорит, что уничтожил их.

Сейчас я восстановилась, пришла в себя. Решила, что эту историю нужно придать огласке, потому что терпеть угрозы больше нет сил. Надеюсь, что моя история сможет помочь женщинам, которые не решаются уйти от мужей-тиранов. Мне даже кажется, что теперь я могу написать пособие для женщин, которые столкнулись с домашним насилием.

Текст: Анна Ромащенко

Вместе мы сможем сделать больше


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!