Как смирение, терпение и послушание стали православным словарем жертвы

“Неси свой крест, терпи и смиряйся” - это традиционный православный совет пострадавшей от рук мужа супруге. Как на самом деле нужно измениться жертве семейного насилия, чтобы прекратить его - рассказывает протоиерей Андрей Кордочкин, настоятель храма св. равноап. Марии Магдалины в Мадриде.

Мне кажется, проблемы насилия в семье не существует в отрыве от отношения к насилию в обществе в целом. В этом смысле пытки в тюрьмах и рукоприкладство в семьях – явления одного порядка.

Cвященник Андрей Кордочкин

Уровень терпимости к насилию, несмотря на уроки двадцатого века, повышается не только в стране, но и в Церкви как части общества. Если насилие подлежит сакрализации (памятник Ивану Грозному в Орле), если любая ненасильственная перспектива подлежит маркировке как «пацифизм» и  «толстовство» (прот. В. Чаплин), если священник призывает «женщину ломать об колено, отбивать ей рога… гнуть, тереть, запихивать ее в стиральную машину» (прот. А. Ткачев) – это очень тревожные маркеры, которые рано или поздно кем-то будут восприняты как призыв к действию.

 

 

Насилие в семье не обязательно ограничивается рукоприкладством. Оно может иметь характер прямого и изощренного психологического и эмоционального воздействия. И источником психологического и даже физического насилия может быть сама женщина. Насилие может быть взаимным.

Впрочем, есть разница между семьей и тюрьмой. В тюрьму никто не садится добровольно. В брак человек вступает по своей воле. По своей воле он в браке и пребывает. А поскольку семья – это добровольный союз, то насилие, если оно возникает, палка о двух концах.

Православный словарь вооружает жертву множеством полезных терминов: «нужно нести свой крест», «смирение-терпение-послушание», и т.д. Понятиями «достоинство» и «уважение» она не оперирует.

 

Усталость, Михаил Масленников

 

Если дети растут в подобной обстановке, то им дается соответствующий вектор на создание их собственных семей по такой же схеме. Как наследство, насилие передается из поколения в поколение. Если общество воспринимает эти отношения как норму, то вырастает поколение людей, которые не умеют жить по-другому, не представляют себе других отношений, кроме тех, что привыкли видеть вокруг.

Парадоксальным образом у Церкви и у священника нет задачи спасения брака. Задача у священника всегда одна – спасение человеческой души. Это не означает, что брак не нужно сохранять. Это означает, что брак невозможно сохранить за счет полноты и целостности личности одного из супругов. Такое сожительство просто-напросто уже не будет христианской семьей.

Не только брак, но и весь мир не стоят человеческой души. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:25). И если жертва берет курс на восстановление своего достоинства, если начинает ощущать собственную жизнь и душевный мир своих детей как дар и ценность, только тогда есть надежда на исцеление человека и его семьи.

Автор: Протоиерей Андрей Кордочкин

Источник


Вы можете помочь нашему Центру, подписавшись на регулярное пожертвование, что позволит нам планировать нашу работу на месяцы вперед.

Перед нами сейчас стоят большие задачи:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте