Новости

Как власти могут помочь НКО в борьбе с домашним насилием: показываем на примере разных стран
Специально для Насилию.нет

Как власти могут помочь НКО в борьбе с домашним насилием: показываем на примере разных стран

Весной 2020 года во время режима самоизоляции российские правоохранительные органы поспешили отчитаться о снижении обращений, связанных с домашним насилием. У профильных некоммерческих организаций были другие цифры: они заявили о скачке случаев домашнего насилия в 2,5 раза. 

Под давлением общественных объединений правительственная комиссия поручила субъектам РФ усилить меры по предупреждению домашнего насилия, оказывать поддержку специализированным НКО и «проработать вопросы создания кризисных центров для женщин как меру безопасности на период разрешения конфликта, в том числе семейного, ставшего причиной насилия». Отчитаться о выполнении было необходимо до 1 мая 2020. 

Ни к каким существенным изменениям это поручение не привело. Субъекты отчитались по мерам, которые уже и так были, а на более серьезные шаги, требующие бюджетных трат, например, на создание убежищ и приютов для пострадавших от насилия, никто не пошел. 

«Насилию.нет» изучил, как правительства в разных странах выстраивают систему помощи пострадавшим от домашнего насилия и сотрудничают с профильными некоммерческими организациями. И как опыт нашей страны отличается от методов работы других государств.


Россия

В России до сих пор нет закона о профилактике домашнего насилия. Как следствие нет и инструмента комплексной борьбы с ним. Хотя частично эта задача заявлена в Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2022 годы. В ней признается, что в России недостаточно действий по профилактике семейно-бытового насилия в отношении женщин, а «официальная статистика не отражает полной картины преступлений в отношении женщин»

Кризисные центры есть не во всех субъектах страны, отмечается в той же стратегии. Например, в Ростовской области нет ни одного кризисного центра-убежища, финансируемого из бюджета. 

По данным Центра по предотвращению насилия «Анна», в России сейчас около 150 учреждений для женщин в трудной жизненной ситуации. При этом большинство проектов помощи пострадавшим от домашнего насилия созданы силами общественных организаций и активистов, а главная их проблема – отсутствие стабильного финансирования. Они живут и работают за счет грантов – государственных и международных правозащитных организаций, частных и бизнес пожертвований. 

Многие организации действительно получают средства из бюджета в формате грантов, но они ограничены во времени, а это значит, что долгосрочно планировать работу сложно. За право получить грант НКО, работающие с пострадавшими от насилия, конкурируют с организациями, помогающими другим уязвимым группам населения. Как итог: ресурсов на всех не хватает. Например, во втором конкурсе президентских грантов отбор прошли 389 проектов, но ни один из них напрямую не касался вопросов защиты женщин от насилия. 

При этом каждый субъект РФ по-своему решает, как и в каком объеме сотрудничать с НКО и соответственно как помогать пострадавшим от домашнего насилия. Чем больше региональный бюджет, тем больше и возможностей помогать пострадавшим. Так, в марте 2014 года в Москве открылся Кризисный центр помощи женщинам и детям, где оказывают медицинскую и психологическую помощь. В нем есть два стационарных отделения, но воспользоваться шелтером могут только женщины с постоянной регистрацией в столице. При этом нужно собрать еще ряд справок, без которых не попасть в убежище.

(Информационная кампания, фото: Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы)

Как рассказали в Дептруда и соцзащиты Москвы, ежегодно в стационарные отделения московского Кризисного центра обращаются более 300 человек, а за психологической помощью – свыше 14 тысяч. Чтобы оценить, много это или мало, можно руководствоваться рекомендациями Совета Европы: в них рекомендуется создавать приюты для женщин в соотношении одно место в приюте на 10 000 жителей. Население Москвы по официальным данным составляет 12,7 миллионов человек, а фактическое – больше 20 миллионов.

Также Совет Европы рекомендует создать отдельный телефон доверия для женщин, переживших насилие. Такой линии, которая бы получала поддержку на уровне государства или региона, в России нет. В Москве функционирует круглосуточный телефон психологической помощи «051», но он предназначен для всех жителей города, которым требуется кризисное консультирование. В 2019 году московская мэрия провела информационную кампанию, призывавшую сообщать о фактах домашнего насилия, но и здесь фокус был сделан только на насилии над детьми.

В 2019 году департамент впервые провел конкурс грантов для НКО социальной направленности «Москва – добрый город» на общую сумму 400 миллионов рублей. Во втором конкурсе среди победителей был проект «Москва против домашнего насилия» Центра «Насилию.нет», он выиграл грант на 490 000 рублей. Это позволило Центру в 2020 году начать в Москве самую масштабную информационную кампанию против домашнего насилия: выстроить отношения более чем с сотней государственных центров социального обслуживания, куда приходят за помощью наиболее уязвимые люди, для которых «дом» не равно «безопасность».

«Насилию.нет» создал, напечатал и распространил по государственным организациям брошюры про домашнее насилие, его виды и признаки, с чек-листами на выявление абьюза в отношениях и контактами центров, где можно получить помощь. Дальше в планах «Насилию.нет» распространять эту информацию в медпунктах, отделениях полиции и магазинах. Весь проект нацелен не только на помощь пострадавшим, но также и на что, чтобы организации, которые сталкиваются с домашним насилием, понимали алгоритм действий и могли защищать интересы пострадавших.

«Государство и гражданское общество в лице НКО вместе смогут сделать гораздо больше, чем в одиночку. У государства есть ресурсы, а у НКО – высокая экспертиза и большой опыт решения социальных задач. Поэтому Департамент заинтересован в том, чтобы совместными усилиями помогать жителям преодолевать тяжелые жизненные ситуации», – отметила PR-директор Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Наталья Цымбаленко.

(Круглый стол для журналистов, фото: «Насилию.нет»)

Помимо информационных листовок, финансирование помогло организовать три круглых стола для журналистов, юристов и психологов. Они прошли в сентябре и октябре. На них обсуждали вопросы, с которыми сталкиваются специалисты, работающие с темой домашнего насилия. Четвертый и самый масштабный круглый стол был запланирован на конец ноября, но из-за эпидемиологической ситуации он переносится. «Наша задача – собрать за одним столом представителей различных департаментов, правоохранительных органов, учреждений здравоохранения, профильных организаций. Цель круглого стола – наладить диалог, улучшить сотрудничество и коммуникацию между государственными учреждениями и некоммерческими организациями», – пояснила руководитель Центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Германия

В декабре 1999 года федеральное правительство Германии приняло Первый план действий по борьбе с насилием в отношении женщин. Документ разработали в Федеральном министерстве по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи. Наряду с представителями федерального министерства в рабочих группах участвовали также сотрудники региональных органов власти, общин и некоммерческих организаций. 

Одна из его главных задач — усилить кооперацию между государственными и негосударственными организациями, которые бы вместе создали общенациональную сеть центров поддержки переживших насилие. До этого сотрудничество было, но крайне разрозненное, в основном на муниципальном или региональном уровне. Например, кризисный центр по борьбе с домашним насилием в Берлине получал финансирование от мэрии Берлина, а кризисный центр в земле Шлезвиг-Гольштейн – от регионального министерства по делам женщин.

Результатом их работы стали:

  • Закон о защите от насилия; 
  • Закон о воспитании без насилия; 
  • первое репрезентативное исследование распространенности насилия в отношении женщин в Германии и его предыстории и последствий; 
  • создание сетевых центров на федеральном уровне по борьбе с различными видами насилия в отношении женщин;
  • ратификация Протокола ООН о предупреждении и пресечении торговли людьми. 

В 2001 году во Франкфурте-на-Майне основали Ассоциацию по координации работы убежищ для женщин (FHK), объединяющую множество благотворительных организаций и учреждений Германии. Сейчас FHK поддерживает работу около 260 приютов и 230 специализированных консультационных центров. Их работа финансируется Федеральным министерством по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи.

(Команда FHK, фото: фейсбук)

Семь лет назад, в 2013 году, для борьбы с домашним насилием в стране заработала первая общенациональная круглосуточная горячая линия для пострадавших (Hilfetelefon), она тоже финансируется из госбюджета. С 2013 по 2018 год на горячей линии провели более 185 000 консультаций на немецком и 17 других языках, а также на языке жестов для слабослышащих. Согласно отчету за 2019 год, после немецкого самыми частыми языками на консультациях были арабский, фарси и русский.

В проекте федбюджета Германии на 2019 год на расширение и улучшение инфраструктуры специализированных консультационных центров и приютов для женщин выделили около пяти миллионов евро, в 2020 году эту сумму увеличили до 30 миллионов евро. Всего до 2023 года в общей сложности из бюджета выделят 120 миллионов евро на развитие системы помощи пострадавшим от насилия. По оценке рабочих групп, это покроет 90% финансирования, необходимого для достижения поставленных целей. Остальные 10% поступят из бюджетов федеральных земель.

Среди поставленных задач – охватить тех, у кого был ограниченный доступ к защите и помощи или же его не было и вовсе, например, женщин с разными формами инвалидности, пострадавших от насилия. 

Австралия

В 2011 году правительство Австралии одобрило Национальный план по сокращению насилия в отношении женщин и детей на 2010-2022 годы. Он выполняется в четыре этапа. Участие НКО призвано помочь правительственным органам «понять и дать ответ на различные нужды женщин», а также «плотнее держать связь с различными группами населения».

От каждого штата или территории в рабочей группе должна быть представлена по меньшей мере одна местная НКО, специализирующаяся на вопросах домашнего насилия. По этому плану поддерживают консультационные центры, приюты, круглосуточные горячие линии и проводят программы по улучшению работы судебных и правоохранительных органов, рассматривающих дела, связанные с актами насилия. Финансируют организации и программы как из бюджета правительства Австралии, так и из бюджетов австралийских штатов и территорий. На четвертом этапе выполнения нацплана (2019-2022) из бюджета страны будут выделены 328 миллионов австралийских долларов ($230 миллионов) на профилактику, шелтеры и профильное обучение медицинских работников. 

(Good Shepherd, фото из отчета организации за 2019 год)

При этом каждый штат принимает собственные меры по борьбе с домашним насилием. Например, в Квинсленде работают специализированные суды по домашнему и семейному насилию, а также центры по работе с абьюзерами. Только в Квинсленде на эти цели в течение 2016-2019 годов из регионального бюджета были выделены около 50 миллионов австралийских долларов.

Особое внимание в Австралии уделяется борьбе с экономическим насилием. В бюджете страны на 2019-2020 годы предусмотрено финансирование на сумму 119,2 миллионов австралийских долларов, которые будут направлены на «укрепление финансовой безопасности» женщин. «Почти 90% женщин, подвергшихся формам домашнего и семейного насилия, также подвергались финансовому насилию», – говорилось в прошлогоднем заявлении австралийского правительства.

Помимо этого, в Австралии работает программа краткосрочного беспроцентного кредитования Good Shepherd, в рамках которой женщины, подвергшиеся домашнему насилию, могут взять кредит до $3000 в банках-партнерах на срок до двух лет на текущие расходы, такие как аренда жилья или оплата коммунальных услуг.

Казахстан

На постсоветском пространстве первые кризисные центры для женщин стали появляться в 90-е годы, а законодательная база по противодействию насилию в семье – только ближе к концу первого десятилетия 21 века. Во многих странах она отсутствует до сих пор, в том числе в России. В Казахстане в 2009 году был принят закон «О профилактике бытового насилия». В нем перечислены меры, которые могут предпринимать государственные органы для противодействия бытовому насилию, например, профилактические беседы и охранные ордера. В законе также постулируются основные принципы, которыми следует руководствоваться в борьбе с бытовым насилием. Среди них – индивидуальный подход, конфиденциальность и сохранение семьи.

Чаще всего при рассмотрении дел о бытовом насилии в Казахстане до 2017 года использовались статьи уголовного кодекса о побоях и умышленном причинении легкого вреда здоровью. Но в июле 2017 в стране подписали закон об отмене уголовной ответственности по этим статьям. Согласно новым поправкам, вместо штрафа суд обязан ограничиться письменным предупреждением, если в деле не было отягчающих обстоятельств, например, если пострадавшая не была беременна, либо арестом на срок до 15 суток.

Фокус на сохранении семьи, а не на защите пострадавших от насилия привел к тому, что в правоохранительных органах они сталкивались с грубостью, непониманием и невозможностью добиться регистрации административного дела по побоям. А сотрудники некоторых кризисных центрах обвиняли пострадавших, что те провоцировали мужей и партнеров на агрессию, и призывали их к примирению.

В Казахстане работает 40 кризисных центров. Часть из них государственные, например, кризисный центр в Алматы, подконтрольный городскому управлению социального благосостояния, часть — некоммерческие организации. Финансирование центров ведется как из бюджета – в виде социального заказа государственных грантов, так и из внебюджетных источников.

(Подопечные кризисного центра «Мой дом», фото: Одноклассники)

Отсутствие постоянного финансирования ухудшает качество оказываемых услуг. Так, единственный в Карагандинской области кризисный центр организации «Мой дом», построенный на средства посольства Японии в 2016 году, столкнулся с отсутствием финансирования. В 2017 году центр вновь выиграл грант – на этот раз от Центра поддержки гражданских инициатив (ЦПГИ) Министерства информации и общественного развития Казахстана. Спустя год «Мой дом» снова стал победителем в тендере ЦПГИ, но на этот раз деньги так и не поступили: финансирование шло через Банк Астаны, которого лишили лицензии в сентябре 2018 года. Последние полтора года центр никак не финансируется со стороны государства. Из-за нехватки средств он вынужден отказывать обратившимся в размещении в приюте.

«С моей точки зрения, это очень неудобно. Должны быть постоянно действующие кризисные центры, которое получают постоянное финансирование, чтобы работа с пострадавшими от насилия не прекращалась», – пояснила Зульфия Байсакова, руководительница «Союза кризисных центров в Казахстане». 

Украина

В 2011 году Украина подписала Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция). Она налагает на подписантов определенные обязательства: обеспечивать эффективное сотрудничество между правоохранительными органами, судами, органами власти и НКО, а также создавать общегосударственные бесплатные круглосуточные горячие телефонные линии, легкодоступные убежища (из расчета одно убежище на 10 000 человек), психологические и юридические службы поддержки для пострадавших от насилия. 

Но спустя девять лет Верховная Рада так и не ратифицировала международное соглашение из-за противодействия со стороны консервативных общественных и политических движений, среди которых – Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций. Камнем преткновения стала терминология конвенции, в которой упоминалось понятие «гендер». Противники ратификации увидели в Стамбульской конвенции угрозу «для института семьи в Украине» и «популяризацию в украинских школах и университетах новых «гендерных ролей» и однополых отношений».

В декабре 2017 года Петр Порошенко, который на тот момент занимал пост президента Украины, подписал закон о противодействии домашнему насилию. Он вступил в силу с 2019 года и внес изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Согласно статье 126-1 УК Украины, теперь систематическое совершение физического, психологического или экономического насилия в отношении близкого человека может караться общественными работами и ограничением свободы до 5 лет.

После принятия закона полиция получила право выписывать срочные охранные ордера (до 10 дней), которые обязывают абьюзера немедленно покинуть место, где произошел акт насилия, и держаться на определенном расстоянии от этого места. Более длительные ограничительные предписания (от месяца до полугода), которые запрещают контактировать с пострадавшими через третьих лиц и искать встречи с ними на работе или учебе, можно получить через суд.

(Презентация проекта «ПОЛИНА» в музее Ивана Гончара, фото: фейсбук)

В феврале 2020 года в Украине запустили горячую линию по предупреждению домашнего насилия. Помимо этого, с 2017 года в Украине запущен проект «ПОЛИНА» (сокращенно от «Полиция против насилия»), в рамках которого на вызовы, имеющие отношение к домашнему насилию, выезжают мобильные группы быстрого реагирования, в которые входят участковый офицер полиции, инспектор ювенальной превенции, если в семье есть ребенок, следователь, если есть подозрение на уголовное преступление, и соцработник. В 2017 году такие мобильные группы появились в Киеве, Одессе и Северодонецке, а осенью 2019 года количество экипажей увеличилось до 45.

В августе 2018 года кабмин Украины утвердил еще один нормативный правовой акт, согласно которому на муниципальном уровне могут создаваться координационные советы по борьбе с домашним насилием, в которых представлены не только органы власти, но и общественные объединения и некоммерческие организации.

В Украине недостаточно шелтеров для пострадавших. Большинство расположено в областных центрах и трудно доступны для женщин из сельской местности. В некоторых даже крупных украинских городах убежищ для пострадавших нет вовсе, например, во Львове или Запорожье. 

Сколько федеральный, региональные и муниципальные бюджеты Украины сейчас тратят на различные меры помощи пострадавшим от насилия, оценить сложно. Сводных отчетов по всем областям Украины, где упоминались бы размеры этих расходов, в открытом доступе нет.

Поддержку Украине в борьбе с домашним насилием оказывают различные организации ООН. Проекты по оказанию психологической помощи в Украине осуществляются при финансовой поддержке Канады, Эстонии и Великобритании, говорится в одном из информационных сообщений Фонда ООН в области народонаселения.

Автор: Елена Платонова

Редактор: Илья Панин

Поделиться:
Подписывайтесь на нас в телеграме