«Насилию.нет»: чтобы боли и унижения стало меньше, а общество перестало обвинять жертв

В этом году проект «Насилию.нет» перестал быть исключительно волонтерским, получив статус некоммерческой организации. Руководитель НКО Анна Ривина рассказала о том, как это поможет реализовать масштабные планы борцов с насилием.

Nixel Pixel для Насилию.нет

Про регистрацию НКО

Мы три года работали не как организация, но спустя многие мучения наконец получили статус НКО. Начиная с апреля этого года мы официально называемся Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет». Теперь у нас есть возможность обратиться за поддержкой к людям, которые считают, что мы делаем важное дело.

И у нас большие планы — нам и в рамках волонтерской инициативы удалось сделать немало, но очевидно, что это только верхушка айсберга, и работа должна быть систематической.

Про успешные проекты

За три года нашего существования мы создали первое в России мобильное приложение для пострадавших от насилия, где есть полная база кризисных центров, где есть кнопка «Помоги». В прошлом году было около семи тысяч скачиваний этого приложения, им пользуются каждый день. Кроме того, есть наш сайт — первый информационно-справочный портал о проблеме насилия. У него нет аналогов, там собрано много информации и мы каждый день добавляем актуальные данные, какие-то рекомендации и тому подобное.

Мы провели социальную кампанию «Мужчины против насилия», это проект, который увидели несколько сотен тысяч человек. Там известные мужчины говорят о недопустимости насилия. Я хочу отдельно отметить, что о нас написал Playboy — о том, что женщины, провоцирующие насилие, это миф. Я считаю, что это действительно наша большая победа.

Вася Обломов

Помимо этого 1 июня мы презентовали наш новый проект, который называется «Видеоинструкции для пострадавших от насилия», где наши эксперты из МВД и кризисных центров, психологи, адвокаты и юристы говорят как распознать насилие, как получить помощь, что делать в полиции, в суде, в медицинском учреждении, что делать в случае насилия над детьми, в случае сексуального насилия. Это настоящие инструкции, которые рассказывают о том, как защитить себя.

Про мифы общества и сестер Хачатурян

У меня, конечно же, профдеформация, потому что я в этой теме каждый день. Но я могу с уверенностью сказать, что нет ни одного средства массовой информации, которое бы тем или иным образом не рассказывало бы о проблеме насилия. Сейчас в нашем обществе вылезают темы, которые ранее были абсолютно табуированными. СМИ намного больше пишут о таких громких случаях, об огласке которых раньше речи быть не было.

В понедельник я очень громко ругалась на Первом канале [на съемках программы про убийство сестрами Хачатурян своего отца]. Ведущий говорил — что бы ни случилось, убийство нельзя допускать. Хотя очевидно, что эти девочки себя спасали. Полагаю, обвинение будет стараться слепить «умышленное убийство по сговору», игнорируя тот факт, что девушки годами были, не побоюсь этого слова, в заложницах, над ними издевались.

И мы будем прилагать все усилия, чтобы и защита была на самом высоком уровне, и, конечно же, чтобы была медийная поддержка этого случая, потому что именно публичность может спасти сестер.

Можно сказать с уверенностью, что по сей день у нас проблема насилия очень сильно замалчивается, в 80% случаев жертва вообще не доходит до полиции.

Одна из ключевых задач, которую перед собой ставит наш Центр, это объяснить женщине, что просить о помощи не стыдно, что всегда виноват насильник, всегда виноват агрессор и стыдно должно быть ему.

Почему женщины не просят о помощи? Потому что зачастую они приходят в полицию, а им говорят: «Иди отсюда, это домашнее дело». И мама с папой тоже могут сказать: «Это твой муж, ты его выбрала — с ним и живи». Мы живем в культуре насилия и надо потратить очень много сил, чтобы это изменить. Но у нашего проекта есть колоссальная поддержка — со стороны средств массовой информации, со стороны волонтеров и со стороны людей, которые нас читают и которые о нас рассказывают. И мы понимаем, что занимаемся делом, которое очень нужно. Таких инициатив должно становиться все больше, чтобы мы объединялись по всей стране и вместе с этой чумой боролись.

Про планы

Нам нужны деньги, чтобы наладить нашу работу. Это работа, как минимум, бухгалтера, это работа сотрудников Центра, которые будут развивать активность, это работа юриста, психолога, редактора сайта, веб-мастера.

Мы хотим создать всероссийскую сеть помощи пострадавшим. Мы хотим создать в Москве группы поддержки, потому что — да, сейчас есть экстренный вариант кризисного центра, куда женщины [пережившие насилие] уходят на полгода. Но потом они остаются опять одни. Мы хотим, чтобы женщины сами друг другу помогали, сами друг друга вытаскивали. У меня нет никаких сомнений, что через какое-то время это будут не сотни, а тысячи женщин, которые будут друг друга поддерживать и в полиции, и в суде, и при спорах о разделе имущества и детей. Они будут вместе и не будут думать, что сами виноваты в случившемся.

Лиза Смородина с лекцией о домашнем насилии в школе

Мы, безусловно, будем работать с журналистами, чтобы они правильно писали о проблеме насилия. Мы будем работать с кризисными центрами, чтобы они могли оказывать качественную помощь. Мы, конечно же, будем проводить просветительские программы. Мы будем активно работать со звездами, чтобы делать громкие кампании, чтобы больше людей узнавало о проблеме.

В общем, мы будем делать абсолютно все, чтобы достигать две наши ключевые задачи — информировать пострадавших о способах получения помощи и информировать общество о том, что это проблема социальная, это проблема наша общая, а не одной маргинальной семьи.

По секрету могу сказать, что осенью мы начнем новый проект, где будем говорить о мужчинах, которые подвергаются насилию. Нужно понимать, что тема сложная. Мужчин, которые подвергаются насилию, меньше, чем женщин и детей в таких ситуациях, это совершенно несопоставимые масштабы. Но это не отменяет того факта, что такие случаи есть. И сложность заключается в том, что мужчины тоже не могут сказать, что с ними происходит. В нашем обществе считают, что мужчина должен быть брутальным, сильным, порой агрессивным, и все это ему в плюс. А признаться в том, что он слабый и не может справиться с ситуацией, он не может, он боится.

Нам нужно, чтобы мужчины тоже перестали быть заложниками мифа, что они должны быть сильными и властными.

Нужно объяснить мужчинам, что они могут быть слабыми, могут плакать. Самое главное, чтобы никто никого не обижал и чтобы люди слышали друг друга.

 Про финансирование

Мне сейчас сложно представить, каким образом и когда мы придем к тому, чтобы ежемесячно собирать при помощи пожертвований минимум 450 тысяч рублей, но мы будем к этому стремиться. Безусловно, мы будем стараться найти всевозможные способы для финансирования нашей деятельности. Если это будут частные пожертвования — пусть будут частные пожертвования, если гранты — пусть гранты.

Я могу сказать то, что, наверное, принесет мне много сложностей и проблем, но я совершенно не считаю важным, какие это будут деньги — российские или иностранные. Потому что домашнее насилие это абсолютно международная проблема, она есть во всех странах. И я буду благодарна любой помощи, которая придет из любой страны, если она поможет сделать так, чтобы насилия, боли и унижения было меньше.

Источник

Вы можете помочь нашему Центру, поддержав нас разовым платежом или подписаться на регулярное пожертвование, что позволит нам планировать нашу работу на месяцы вперед.

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте