«Пытался вытащить за ноги на балкон, угрожал убийством». Истории россиянок, пострадавших от домашнего насилия в Англии.

Насилию.нет продолжает серию публикаций о россиянках, которые столкнулись с домашним насилием за границей, и захотели поделиться своими историями.

Иллюстрация: Андрей Покровский

Екатерина, 43 года

Я вышла замуж за Даниэля (имя изменено по просьбе героини) в 2011 году. На тот момент у меня уже был ребенок от первого брака. Мы жили в Томске, супруг планировал переехать к нам, но внезапно у него случился сердечный приступ. Тогда мне пришлось бросить работу и переехать в Лондон, чтобы ухаживать за ним: после операции Даниэль нуждался в длительной реабилитации.

Муж поправился, мы остались жить в Лондоне. Постепенно он стал изолировать меня от внешнего мира и делал это хитро. Говорил: «Раз у меня нет друзей, то и у тебя их не должно быть». Или якобы проявлял заботу: «Ну зачем тебе работать? У нас же и так достаточно денег». Каждый день в нашей семье появлялись новые бытовые правила: какую мне стоит носить прическу, как должен одеваться мой ребенок, в какую сторону должна смотреть ручка кружки.

Вскоре я забеременела, но Даниэль этому не был рад. Так мы в первый раз с сыном вернулись в Томск. Но не успели мы прилететь, как муж изменил свое мнение и поросил меня прилететь в Лондон. Я согласилась, понадеялась, что ребенок все изменит.

После рождения сына ситуация только обострилась. Муж уже открыто говорил мне: «Если тебе что-то не нравится, можешь возвращаться в Россию, но сын останется со мной».

Ситуация казалась тупиковой: вывезти младшего ребенка из Великобритании на срок более месяца я не могла, несмотря на то, что у него есть не только британское, но и российское гражданство.

Я старалась вести себя тихо и не давать повода для ссор и конфликтов, но они всегда находились: то туфли не там стоят, то тарелки не так помыты, то ребенок на него неправильно посмотрел.

Довольно быстро ругань переросла в рукоприкладство: он стал бить моего 13-летнего сына. Меня Даниэль пытался убедить, что я сумасшедшая. Все это продолжалось на протяжении четырех лет. Британских законов я не знала, подключать третьих лиц к проблеме было страшно. Да и как доказать, что происходит внутри семьи? Я стала при возможности записывать на диктофон скандалы и разговоры.

Вскоре я снова забеременела. Радость быстро сменилась осознанием, что появление ребенка только усугубит ситуацию. Я сказала Даниэлю, что сделаю аборт. Он накинулся на меня с кулаками, после чего вызвал психиатрическую бригаду и полицейских. Я выскочила на улицу, чтобы дети не видели, как он меня бьет.

В итоге, стояла и ждала приезда полиции на холоде (тогда был декабрь), беременная, без телефона, в одной пижаме. Полиция ничего не предприняла. Офицеры только отметили в отчете, что высок риск домашнего насилия, психиатрическую бригаду ко мне не подпустили.

Мне удалось добраться с детьми до консульского отдела российского посольства в Великобритании. Через день мы были уже в Томске.

Позже за нами прилетел Даниэль, мы пытались решить вопрос дальнейшего сосуществования, но разговор не складывался, он хотел увезти ребенка на время, я отказывалась.

Все закончилось избиением: на глазах у младшего сына он начал меня жестоко бить, пытался вытащить меня за ноги на балкон 17-этажного дома, угрожал убийством. Я кричала и просила о помощи, но никто меня не услышал. Только крик ребенка заставил его отвлечься, я смогла вырваться и убежать. Он вызвал полицию и оперативно написал заявление, что я избила ребенка.

Полицейские адекватно оценили ситуацию, приняли без проволочек мое заявление, дали направление на судебно-медицинское освидетельствование, чтобы зафиксировать синяки и ушибы. Через два дня Даниэль без проблем уехал из России. Административное дело по статье «Побои» подвисло, потому что Даниэля никак не могли допросить, хотя он в течении года, используя деловую визу, еще семь раз посещал Россию и даже присутствовал на заседании суда.

После я случайно узнала, что в Великобритании есть служба помощи жертвам домашнего насилия National domestic violence helpline. Будучи в России я позвонила им, рассказала свою историю. С этого звонка и началось мое знакомство с британской системой защиты жертв.

К делу подключилась также правозащитная организация Women’s Aid. Мне подробно объяснили, на что я могу рассчитывать, параллельно британские адвокаты занялись нашим разводом в Лондоне. Суд выдал мне охранный ордер: документ, который запрещает Даниэлю и третьим лицам, которые могут действовать от его имени, приближаться к месту моего жительства.

Министерство внутренних дел Великобритании, рассмотрев документы из российской и британской полиции, а также ходатайство правозащитной организации, выдало мне вид на жительство как жертве домашнего насилия.

В Великобритании помимо юридической помощи оказывают и психологическую. Мне объяснили, что я не виновата в произошедшем. Что все черты абьюзера с самого начала присутствовали в поведении бывшего супруга, но не зная тогда об этом, я не могла выявить реальную проблему и адекватно отреагировать на происходящие события.

Не нужно было спасать семью, не нужно было пытаться искать компромиссы с ним, не нужно было даже пытаться возобновлять отношения. Нужно было сразу бежать, и как можно дальше, разорвав все отношения с этим человеком.

Вместе мы сможем сделать больше


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!