Новости

В ожидании второй волны. Как в мире помогали пострадавшим от домашнего насилия во время карантина
Специально для Насилию.нет

В ожидании второй волны. Как в мире помогали пострадавшим от домашнего насилия во время карантина

По данным Трекера Насилия COVID-19, домашнее насилие было самой распространенной категорией насилия во всем мире с января по май 2020 года. Такой всплеск был вызван принудительной самоизоляцией: пандемия коронавируса посадила на карантин треть населения Земли. 

К началу ноября показатели зараженных почти во всех странах во много раз превышают числа весеннего локдауна. Израиль, Франция и Германия уже ввели повторный карантин из-за второй волны коронавируса, а другие страны снова вводят комендантские часы и жесткие ограничения на перемещение. 

Перед возможным повторением весеннего сценария мы решили вспомнить, как в разных странах помогали пострадавшим от домашнего насилия. Уруба Джамал написала про это статью для журнала Vice, а «Насилию.нет» сделал адаптированный перевод и дополнил его.


Анна Лопес живет в южноамериканской стране. Еще в начале июля она решила, что больше не может и не станет терпеть. После очередного ожесточенного спора отец прижал ее к полу и начал душить. Ей казалось, что пандемия и вероятность заразиться коронавирусом — ничто в сравнении с опасностью оставаться и дальше в маленькой квартире с отцом. «Я чувствовала себя в безопасности от вируса, но не ощущала безопасности, когда пила воду на кухне», — говорит Лопес. Вскоре после этого она решила уехать и сняла квартиру подальше, примерно в двух часах езды.

По другую сторону Атлантики Морин Бейли из Inner Strength Network (ISN), лондонской организации, помогающей пострадавшим от домашнего насилия, вспомнила диалог с одной женщиной после объявления карантина.

«Когда в Великобритании объявили локдаун и запретили выходить из дома, она пришла в ужас, — вспоминает Бейли, объясняя, что женщина все еще жила в одном доме с абьюзером. — Она звонила мне во время часового перерыва, когда могла пойти за покупками, и говорила: “Морин, этот час жизненно важен для меня просто из-за возможности поговорить с тобой”».

И такие ситуации не редкость. Во всем мире растет число случаев домашнего насилия — этому способствуют карантин, комендантский час и другие ограничительные меры, вызванные пандемией. Согласно Трекеру Насилия COVID-19 (COVID-19 Violence Tracker), домашнее насилие — самый распространенный вид насилия во всем мире в период с января по май 2020 года. И вряд ли ситуация улучшится в будущем: управление ООН в области народонаселения прогнозирует, что во всем мире будет регистрироваться не менее 15 миллионов случаев домашнего насилия каждые следующие три месяца строго карантина. 

В ответ правительства, гражданские сообщества и некоммерческие организации предложили ряд способов борьбы с «двойной пандемией».

Акция протеста против карантина, фото: Fliсkr

Убежища для пострадавших

Одна из главных потребностей для пострадавших от домашнего насилия — это убежище или безопасное место, куда можно уйти от агрессора. Весной во время локдауна во Франции и России некоторые пустующие гостиницы предоставили бесплатные номера для женщин, спасающихся от насилия, потому что в кризисных центрах и шелтерах не хватало мест для пострадавших. Помимо гостиниц, пострадавшим помогали и аптеки. Во Франции, Германии, Италии, Норвегии, Испании, Чили и Аргентине пережившие насилие могли получить помощь, сказав продавцу кодовое слово «маска 19».

Кроме того, пострадавшим в Италии и Испании разрешили выходить из дома без документа, указывающего причину, по которой человек покинул дом. 

По словам Леллы Палладино из организации EVA Cooperativa, звонков в период локдауна стало меньше, а письменных обращений — больше. Это, по ее словам, значило, что пострадавшие опасались звонить, находясь в изоляции. 

А в Великобритании правительство выделило 1,6 миллиарда фунтов стерлингов для нуждающихся и опубликовало брошюру для пострадавших.

Локдаун помог Эли переехать в безопасное место. Хотя она ушла от абьюзера до того, как в Великобритании ввели карантин, Морин Бейли помогла Эли и двум ее детям перебраться ближе к кризисным центрам, но рядом с ее новым домом не оказалось магазинов и аптек. Власти рассмотрели ее запрос о переселении только из-за локдауна — Эли, кроме прочего, не могла перемещаться на общественном транспорте. «Без ковида было бы невозможно объяснить [властям] мою ситуацию», — говорит она.

В США Конгресс выделил 45 миллионов долларов на профилактику домашнего насилия и дал пострадавшим возможность брать кредиты с более низкой процентной ставкой. В Нью-Йорке власти объединились с некоммерческими организациями, пообещав, что последние будут получать платежи от правительства и помощь медучреждений. 

В городе Кисуму в Кении, где недавно было организовано Общество Феминисток, правозащитница Берил Адхиамбо боролась за увеличение количества шелтеров для пострадавших от насилия. «В большинстве кризисных центров пострадавшие могут остаться только на неделю», — говорила Адхиамбо. Она объяснила, что пережившим насилие в Кении очень сложно получить финансовую или психологическую помощь, из-за чего они возвращаются обратно к абьюзерам.

Адхиамбо хотела открыть шелтер, в котором пострадавшие смогли бы остаться надолго. По ее задумке, в нем должны были жить «женщины, транс-женщины, транс- и гендерно-неконформные персоны, а также квир-люди». «Иногда объяснить полиции, что лесбиянка была избита партнеркой, ещё сложнее», — пояснила она.

Команда Адхиамбо создала фонд взаимопомощи для поддержки переживших насилие, которые пострадали из-за введения в Кении комендантского часа. Также они сотрудничали с местными властями, чтобы открыть реабилитационный центр.

Демонстрация против насилия в отношении женщин в Израиле, фото: Fliсkr

Запрет алкоголя

В другой части континента — в Южной Африке — ввели запрет на продажу алкоголя. В Правительстве борьбу с домашним насилием назвали одной из причин такого решения. Запрет сняли 1 июня, он продержался три месяца.

По словам Джой Ланж, руководительницы Движения за предоставление убежищ для женщин Западного Мыса (Western Cape Women’s Shelter Movement), снятие запрета на алкоголь привело к увеличению числа случаев домашнего насилия.

«К нам стало обращаться намного больше женщин сразу после отмены запрета, — пояснила Ланж. — А как мы знаем, исследования проводят прямую связь между домашним насилием и злоупотреблением алкоголем».

В Таиланде, Индии, штате Табаско в Мексике и столице Гренландии Нуук в этом году также были введены запреты на употребление алкоголя. Снижение уровня домашнего насилия также приводилось в качестве одной из причин.

Однако, по словам некоторых правозащитников из Индии, запрет на продажу алкоголя никак не повлиял на ситуацию в стране. «Они жестоко обращались с женщинами, когда у них был алкоголь, а теперь они так поступают, потому что его нет», — сказала Reuters директор программы благотворительной организации Sneha Найрин Дарувалла.

В России несколько субъектов тоже временно ограничили или полностью запретили продажу алкоголя в связи с участившимися административными правонарушениями. Полиция не уточнила, что конкретно имелось в виду, но под этой формулировкой также могли скрываться и эпизоды насилия в семье.

Новые технологии

В Южной Америке для помощи пострадавшим используют современные технологии. По словам генерального директора Social Good Brasil и основателя организации Women Friendly Аны Аддоббати, в Бразилии большую часть этой работы выполняют общественные организации, которые компенсируют бездействие федерального правительства. 

Аддоббати рассказала, что, хотя в остальном в Бразилии очень централизованная система управления, с начала пандемии руководство отдельных штатов страны было вынуждено действовать самостоятельно. В Рио-де-Жанейро это привело к созданию системы, в которой пострадавшие могут рассказать о домашнем насилии онлайн.

Кроме того, транснациональная косметическая компания Avon, которую в начале 2020 года купила бразильская компания Natura, распространяла видеоролики с советами по поиску убежищ для пострадавших через WhatsApp. Видео начинались с рекламы косметики, а затем зрителей просили надеть наушники. После этого следовала информация, связанная с домашним насилием, объясняет Аддоббати.

В мае Avon выделила миллион долларов некоммерческим организациям, которые помогают пострадавшим от домашнего насилия в 37 странах. В частности, 4,5 миллиона рублей получил российский центр помощи женщинам и детям «Анна». На эти деньги сотрудники центра смогли открыть круглосуточный телефон доверия для пострадавших, по которому можно получить психологическую помощь.

В Польше тем временем активистка Кристина Пашко создала фиктивный интернет-магазин косметики, чтобы пострадавшие от домашнего насилия могли обратиться за помощью во время карантина, не привлекая внимания агрессора. Чтобы сообщить о насилии, пострадавшие должны были написать на страницу магазина в Facebook или на электронную почту с вопросом о «натуральной косметике для тела». Оператор магазина спрашивал «покупателя» о самочувствии и о том, хочет ли он сделать заказ на дом. Если клиент указывал адрес, оператор вызывал полицию.

Мемориал памяти жертв фемицида в Испании, фото: Pixabay

Позже российский бьюти-бренд Mixit и центр «Насилию.нет» запустили совместную горячую линию. Пострадавшие могут позвонить в магазины Mixit и сказать кодовую фразу: «Положите в мой заказ фиолетовую ленту» или «Я делала заказ и просила вложить в него фиолетовую ленту». Сотрудник выясняет, какая требуется помощь, и либо звонит в полицию, либо дает номер центра «Насилию.нет».

В WhatsApp также действовала так называемая сеть справедливости (justice network), в которой 700 волонтеров оказывали медицинскую, юридическую и психологическую помощь.

Технологии сыграли важную роль и в других регионах. В округе Цзиньхуа в Китае правительство запустило базу данных, по которой жители могли проверить, обвиняли ли их партнеров ранее в домашнем насилии. 

В Италии полиция адаптировала приложение, которое изначально создавали для сообщений о буллинге в школе, чтобы пострадавшие могли обращаться в полицию без ведома партнера.

В Испании с полицией можно связаться через приложение и сообщить о насилии, не произнося вслух ни слова, а в Мадриде появилась служба обмена сообщениями с функцией геолокации и чатом, где можно моментально получить помощь психолога.

Помощь

Жительница Лондона по имени Джеки — еще одна женщина, которой во время пандемии помогали правозащитницы. «Я и так девять лет находилась в изоляции», — говорила Джеки, рассказывая о своем бывшем партнере, который жестоко обращался с ней. «Будучи изолированной, к этому не так уж трудно привыкнуть».

Поддержка Inner Strength Network спасла Джеки: «Я думаю, что если бы в период локдауна у меня не было этой организации, мне бы не хотелось говорить о своем состоянии сейчас».

Анне Лопес из Южной Америки также удалось уйти от абьюза со стороны отца, но она не смогла получить профессиональную помощь. Анна выросла в США, поэтому незнакомая правовая система и языковой барьер усложнили ей задачу. Это дает понять, что проблема домашнего насилия требует комплексного подхода к решению.

Сейчас Лопес работает над тем, чтобы перестать чувствовать себя виноватой: «Я думаю, что после жизни, полной подобных ситуаций, моя собственная безопасность должна стать для меня приоритетной задачей».

Переводчик: Мария Махмутова

Редактор: Нина Захарова

Поделиться:
Подписывайтесь на нас в телеграме