Женщины терпят. Ветеран МВД — о том, как бороться с домашним насилием

Ветеран МВД Юрий Антонов рассказал, почему дежурный вдруг может не послать наряд полиции на домашний скандал.

Женщины жалеют своих домашних тиранов и приходят забирать заявления, которые писали накануне из-за побоев.
Женщины жалеют своих домашних тиранов и приходят забирать заявления, которые писали накануне из-за побоев. © / Андрей Альтман / пресс-служба ГУ МВД

На прошлой неделе бойцы Росгвардии повязали новокузнечанина, который избил свою жену и угрожал ножом соседке-заступнице. А две недели назад кемеровские полицейские спасли женщину от сожителя: он повалил её на пол и пинал ногами. Новости о домашнем насилии в Кузбассе появляются практически каждую неделю. Иногда они оказываются трагическими.

О том, где искать спасения от домашнего тирана, почему участковые не всегда соглашаются выезжать на семейные разборки и что усмирит дебошира, размышляет ветеран МВД Дмитрий Антонов.

Наталья Исаева: Дмитрий Викторович, в России, по данным МВД, каждая третья женщина страдает от семейного насилия. В Ленинске-Кузнецком, например, муж до смерти забил жену шумовкой, потому что его стало раздражать спокойствие супруги. Где искать защиту от домашнего тирана? И что делать, если и участковый, и в дежурной части говорят, что приедут только труп описать?

Дмитрий Антонов: Из своей практики могу сказать: на такие вызовы мы выезжали ежедневно. Из пяти сигналов, которые поступают в час, три – это домашнее насилие. Была ситуация, когда на одном из вызовов погиб участковый. Когда он приехал в квартиру к потерпевшей, её пьяный сожитель уже спал в комнате. Женщина согласилась написать заявление. Когда участковый его оформлял, мужчина проснулся, схватил шило и ударил полицейского.

На меня с топором кидался здоровенный амбал, тоже пьяный. Нас вызвала его супруга, которую он избил. Увидев нас, мужчина озверел. На моих глазах пнул свою жену в голову, а потом бросился на меня. Мне пришлось применить оружие. Сначала выстрелил в воздух, но это не помогло. Тогда пришлось ранить дебошира. Наказание он понёс по совокупности преступлений: и нападение на сотрудника полиции, и женщина заявление написала.

Но есть другие случаи. В любом районном отделе участковый знает 10-20 семей, в которых так называемые «кухонные боксёры» постоянно устраивают дебоши. Дежурный уже узнаёт их жён по голосу и адреса знает наизусть. Вообще вызывают полицию чаще всего одни и те же, редко присоединяются «чужие».

«Своих жён и сожительниц избивают не обязательно уголовники, а вполне обычные граждане».

Схема чаще всего такая: муж перепил (или перепили оба супруга), избил жену. Приезжает полиция, а женщина заявляет: «Вы его попугайте». Но полицейские же не пугала, они должны принимать меры. Мы задерживаем дебошира, помещаем в комнату для временно задержанных, просим супругу написать заявление, а она отказывается! Получается, сработали вхолостую. Да даже если супруга сгоряча и напишет заявление, то через пару часов или на следующий день придёт его забирать.

Дальше начнётся бесконечная работа с бумагами, которые потом нужно отправить в прокуратуру. Уходит уйма времени на пустую работу. Поэтому, возможно, усталый дежурный в таких случаях и может обрубить и сказать, что приедут только на труп.

– Что может говорить участковый, чтобы отвязаться от заявлений о домашнем насилии? И как на это реагировать?

– В моей практике вообще не было случаев, чтобы участковый отговаривал женщину писать заявление. Наоборот, полиции проще принять заявление, посадить дебошира и хотя бы на время избавиться от этого беспокойного «пассажира». Пусть лучше он посидит свои 15 суток, чем каждый день дёргаться к нему. «Отговорами» грешила советская милиция, когда дело пахло «глухарём». Например, грабежи. Бывали случаи, когда на улице с гражданина снимали шапку, он приходил писать заявление, его вызов фиксировали, грабителя искали, а заявление просили написать, только когда поймают вора. Чтобы не портить статистику.

А в случае с домашним насилием в этом смысла нет, ведь есть конкретный потерпевший и конкретный обидчик. Поэтому любой дежурный наряд требует заявление. Если заявления нет, то полиция вправе развернуться и уехать. А что делать? Оснований для задержания нет никаких. Визуально определить природу синяков полицейский не имеет права. Нужна экспертиза, а её следователь назначит, только если есть заявление. Если во времена медицинских вытрезвителей можно было увезти буйного туда, то сейчас девать его некуда. Только на три часа в отделение, а потом он вернётся злой домой, и нет гарантии, что не добавит своей жене, потому что чувствует безнаказанность.

У наших участковых была поговорка: «Каждый сигнал должен вылежаться». На семейный конфликт они предпочитали сразу не выезжать. Потому что если выехать сразу, то сгоряча будет заявление, которое потом аннулируют. А если выехать через полчаса, то в семье уже тишь и гладь.

– В феврале был год, как приняли закон о декриминализации побоев, поэтому теперь семейных дебоширов штрафуют. По вашим наблюдениям, развязались ли руки у тиранов или же они, наоборот, присмирели? Стало ли меньше домашнего насилия?

– Меня закон о декриминализации побоев возмущает. Считаю, что это должно отрицательно повлиять на ситуацию с домашним насилием. Потому что если раньше мужчина хоть чего-то мог бояться, то теперь опасаться нечего. Теперь вместо уголовной ответственности административная. Он заплатит штраф за издевательства над собственной женой, в итоге семья пострадает финансово. Поэтому вполне возможно, что теперь увеличилась латентная часть таких преступлений. Женщины и так-то писать заявления боялись и отказывались, а теперь вовсе обращаться в полицию будут бояться.

Но обойти этот закон можно. Никто ведь не отменял статью за истязания! Если мужчина систематически избивает свою жену, то это уже не административное правонарушение, а уголовное преступление!

– Чем уголовники морочат головы женщинам?

– Своих жён и сожительниц избивают не обязательно уголовники, а вполне обычные граждане. Здесь не зависит от того, судимый человек или нет. «Зачем его в тюрьму, он же мой муж. Как я без мужа-то?» или «А детей моих кто кормить будет, если муж в тюрьму сядет? Вы его просто успокойте и всё», - обычно так говорят, когда отказываются писать заявление. Если из десяти одна напишет, то уже хорошо! Возможно, одни остаться боятся. Возможно, устраивает всё.

По моим наблюдениям, виновата пьянка. Ни разу не выезжал на домашний конфликт к трезвым людям. Не исключаю, что в благополучных семьях домашнее насилие тоже есть. Просто женщины это, к сожалению, терпят и в полицию не обращаются.

– Когда вообще стоит обращаться в полицию? И как бороться с домашним насилием, если на полицию надежда есть не всегда? А если самооборону превысишь, то сама же в тюрьму попасть можешь…

– Всегда нужно обращаться в полицию. И заявления писать нужно. А самый лучший выход – не жить с домашним тираном, потому что издевательства будут продолжаться всегда. Исправить семейного дебошира не сможет ничего, особенно сегодня, потому что государство со своей декриминализацией бросило на произвол судьбы женщин и детей. Хотя у нас не та ситуация в стране, чтобы почивать на лаврах. Если государство не хочет принимать меры, то чего требовать от полиции? Ведь полиция ориентируется только на законодательные акты, через которые не перепрыгнуть. Иначе на «превышение должностных полномочий» будет жалоба в прокуратуру от того же дебошира.

Досье
 Дмитрий Антонов. Ветеран МВД.
С 1985 по 2000 гг. служил в УВД. Начинал с оперуполномоченного уголовного розыска. Занимал должности заместителя начальника уголовного розыска, начальника уголовного розыска, начальника службы криминальной милиции. В 2000 г. вышел в отставку с должности начальника Кировского РУВД.

Во время моей службы существовали отделы профилактики. Участковые регулярно посещали семьи, в которых было домашнее насилие. Собирались также административные комиссии, товарищеские суды на работе, когда весь коллектив порицал «кухонного боксёра». Общество боролось с этой проблемой. В советское время была система лечебно-трудовых профилакториев. Когда вызовы систематически повторялись, участковый отправлял домашнего тирана полечиться от алкоголизма. Этого реально боялись, потому что «профилакторий» - это та же зона.

За решёткой «пациенты» лечились два года и занимались трудом на благо государства. Не скажу, что на 100% излечивались, но у них появлялся стимул с женой не драться. Сейчас ещё беда в том, что люди стали пить больше. Достаточно посмотреть статистику: пьяные бьются на машинах, бытовые убийства происходят на почве пьянства. Спиртное стало доступным, пивные ларьки на каждом шагу… Мы проходили через сухой закон, поэтому знаем, что запретами тут не помочь. Нужно само общество делать культурнее.

Наши видеоинструкции для пострадавших от домашнего насилия помогут вам разобраться в способах получения необходимой помощи и защитить свои права.

Вы можете помочь нашему Центру, подписавшись на регулярное пожертвование, что позволит нам планировать нашу работу на месяцы вперед.

Перед нами сейчас стоят большие задачи:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте