Жертва ничего не должна: комментарий адвоката Елены Соловьевой

В Приморском крае завершилось громкое уголовное дело Галины Каторовой, обвинявшейся в убийстве своего мужа в ходе семейной ссоры в марте 2017 года. Защита Каторовой была убеждена, что она действовала в рамках самообороны:
удар ножом Галина нанесла в тот момент, когда муж избивал и душил ее в присутствии свидетеля. В конце мая апелляционный суд отменил приговор первой инстанции и оправдал Каторову. Дело стало знаковым для разбирательств о семейном насилии в России. «Новая» публикует комментарий адвоката Каторовой Елены Соловьевой, написанный после того, как суд подготовил текст приговора.
Елена Соловьева

Оправдательный приговор Галины Каторовой, безусловно, справедлив и основан на законе, но тем не менее с правовой точки зрения новаторским и революционным он не является. Право человека на защиту своей жизни, когда ей угрожает опасность, закреплено как ст. 2 Европейской конвенции по правам человека, так и национальными законами. Защита уже на стадии следствия требовала прекращения уголовного преследования, указывая на многочисленные доказательства правомерной обороны со стороны Галины:

– во-первых, систематическое насилие со стороны супруга Галины, его отношение к ней, проявляющееся в грубости, доминирующем положении, игнорировании ее достоинства и пренебрежением к ее потребностям, о чем в суде говорили свидетели их жизни;

– во-вторых, эскалация насилия в момент конфликта, закончившегося гибелью супруга Каторовой, которая достигла опасной черты, на что указывает и множественность ударов, нанесенных Галине мужем, и жестокость, с которой они наносились агрессором, в том числе ногами, по телу, удары кулаком по голове, а главное, удушение, сопровождающееся угрозами «прибить»;

– в-третьих, оценка Галининой обстановки как исключающей надежду на прекращение насилия. Так, находившийся в комнате сосед, пытавшийся прийти Галине на помощь, после слов Максима Каторова «Не лезь! Со своей женой сам разберусь», изначально пожелал уйти домой, но после мольбы Галины не оставлять ее с мужем, по сути, оставил ее один на один с агрессором, дипломатично выйдя на балкон.

Тем не менее эти доводы не приняло во внимание следствие, которое по традиции следовало обвинительному уклону. И даже суд первой инстанции, усмотревший, что умысла у Галины на причинение смерти мужу не было, отверг аргументы защиты о необходимой обороне, так как счел, что у Галины имелась возможность избежать применения ножа. Свой вывод суд обосновал тем, что Галина могла воспользоваться паузой на перемирие, после того как сосед оттащил Каторова, и покинуть помещение. Суд даже посчитал, что в момент, когда муж прекратил по просьбе соседа избивать ее, у нее якобы «возникло спокойствие», то есть угроза насилия для нее перестала быть очевидной.

С этим не согласилась судебная коллегия в апелляционной инстанции, признав, что конфликтная ситуация, сопровождавшаяся насилием, являлась единой и длящейся, действия Каторова не прекращались, а только приостанавливались, а в отсутствие в комнате соседа у него возникла благоприятная ситуация для продолжения насилия в отношении жены.

Пожалуй, самым примечательным является следующее: коллегия согласилась с доводом защиты, что у Галины не имелось обязанности покидать квартиру, в то время как у ее супруга, напротив, имелась обязанность не чинить насилия в отношении жены. В оправдательном приговоре суд указал, что даже при наличии возможности покинуть квартиру данное обстоятельство не исключает права на необходимую оборону. И это очень важный и позитивный фактор, ведь все еще существует стереотип «идеальной жертвы», которая почему-то обязана создать все условия, чтоб ее не били. В то время как с агрессора снимается такая задача, процветает виктимблейминг. Именно так во всем мире именуется обвинение жертв насилия.

Мы имеем прецедент, в рамках которого три профессиональных судьи правовым языком указали на то, что жертва ничего не должна агрессору, напротив, вся ответственность за насилие лежит на последнем.

В этом общественная ценность данного приговора, который, как хочется наде­яться, может изменить отношение к проблеме домашнего насилия и законодательной деятельности в этом поле. Обеспечивать защиту для жертв насилия должны законы и государственные институты.

Елена Соловьева,
адвокат (Владивосток)

Источник


Вы можете помочь нашему Центру, подписавшись на регулярное пожертвование, что позволит нам планировать нашу работу на месяцы вперед.

Перед нами сейчас стоят большие задачи:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте