«Брат понимает, что теперь он может безнаказанно делать что угодно» - «Насилию.нет»

«Брат понимает, что теперь он может безнаказанно делать что угодно»

Все началось чуть больше года назад, когда родители оставили нас с младшим братом дома вдвоем, а сами уехали на дачу. У нас с ним разница в в возрасте пять лет: ему тогда было 14 лет, а мне 19. Мы с ним никогда особо не общались: он все время запирался в своей комнате и сидел там за компьютером. А если и общался, то обычно грубо. Я думала, это просто подростковый возраст, но одной только грубостью дело не закончилось. Когда родители оставили нас вдвоем дома, он впервые на меня напал.

Сначала он перестал меня во что-либо ставить: мог на середине разговора меня перебить, назвать «тупой», вставить какую-то неуместную шутку. У меня в тот момент были проблемы с работой, и самооценка упала ниже ноля. Мне было обидно, что даже брат не считает меня умной: на фоне всех внешних проблем его слова меня очень задевали. Хотя я пыталась не подавать виду.

Иллюстрации: Дарья Иванова / «Насилию.нет»

Родители убеждали меня, что я все это себе придумала

Тогда мы впервые сильно поругались. Формальной причиной была еда. Пока родителей не было, я отвечала за покупки, а он съедал все, что я приносила, ничего не оставляя. Я сказала, что он должен позвонить родителям и попросить их давать деньги на еду ему лично, и тогда мы могли бы питаться раздельно. После этого ушла в магазин, а когда вернулась вся моя комната была завалена вещами, мебель была передвинута. Так брат, видимо, решил мне отомстить.

После этого он напал на меня. Я пряталась за дверью, пыталась закрыться от него в своей комнате: думала он успокоится, но когда я закрывала дверь, он схватил меня за волосы. Долго так держал, а потом начал руками бить по голове. Похоже, что у меня случилось сотрясение головного мозга: меня вырвало, и я тут же отрубилась. Перед этим успела позвонить родителям. Они приехали — я была еще в полубессознательном состоянии: не могла с ними даже поговорить и просто уснула.

Когда проснулась, родители начали убеждать меня, что я все это себе придумала. Только спустя какое-то время они признали, что брат меня бил, и они сами «не знают, что делать». При этом к психологу они его водить не стали — брат отказался. В итоге он считает, будто взломал систему и теперь может абсолютно безнаказанно делать все, что хочет.

Он вообще не чувствует, что делает что-то не так: после того эпизода он даже ни разу не извинился, хотя я просила его об этом. С его слов, он «не сделал ничего такого, за что нужно было бы извиняться». Я же три дня лежала в кровати, ничего не могла делать: болела голова и воспалился глаз. Родители ему лишь сказали, что «драться нельзя», и уехали обратно на дачу, а мы с ним снова остались дома вдвоем.

Иллюстрации: Дарья Иванова / «Насилию.нет»

В комиссии по делам несовершеннолетних сказали: «Ты же старшая сестра, можешь и съехать»

Пока я лежала с головной болью, брат подкинул мне в еду водоросли из аквариума. Я снова попросила отца приехать. Он приехал, но не знал, что делать: в итоге начал пить. Брат же снова на меня напал, практически на глазах у отца. Он начал пшикать на меня пульверизатором для растений, я попыталась его отобрать. В ответ он со всей силы избил меня пульверизатором по голове, а после этого попытался ногтями расцарапать мне глаз.

Теперь брат постоянно ведет себя так агрессивно. Все эпизоды насилия с его стороны у меня уже смешались в кашу: помню, как он однажды порвал на мне футболку, расцарапал лицо, избил руками по голове и пытался задушить — у меня потом на шее остались даже красные следы от его ногтей. Обычно начинается все со словесных оскорблений, а потом он хватает меня за волосы, чтобы я точно не могла никуда уйти и начинает бить.

Я не знаю, что делать. Из-за того что брат меня младше, никто не воспринимает ситуацию всерьез. После того как он избил меня пульверизатором, я написала заявление в полицию. Думала, что на этом все закончится, но ничего особо не произошло. Мне пришло сообщение, что брата поставили на учет в комиссии по делам несовершеннолетних. Раза четыре к нам домой приходили сотрудники комиссии, чтобы поговорить с ним. Никакого эффекта от этого не было. Мне они вообще сказали, мол, ты же старшая сестра, можешь и съехать от родителей. А я еще учусь, и у меня почти вся зарплата уходит на учебу.

Родители долго обвиняли меня, что я разрушила семью, когда пошла в полицию. Отец вроде понимает, что я права, и меня поддерживает, но тоже уверен, что не стоило обращаться за помощью. Мать просто ничего не говорит, я даже не знаю, как она к этой ситуации относится. Ей проще меня во всем обвинить, мол я сама на брата нападаю или его провоцирую.

Мне повезло, что у меня есть подруга, которая меня в этой ситуации очень поддерживает. Это, наверное, и помогает не провалиться совсем в депрессию, потому что сильно давит, когда не понимаешь, как из ситуации выйти, а никто вокруг как будто не воспринимает твои слова всерьез.

 

Историю записала Карина Меркурьева

 

Поддержать Центр