Женщины, которые справились: как складывается жизнь бывших клиенток SOS-размещения «Насилию.нет» | «Насилию.нет»
Москва, Лихов переулок, 3с2 ПН-ПТ: 10:00-18:30 Как к нам пройти
Москва, Лихов переулок, 3с2
Как к нам пройти
8 495 916 3000 [email protected]

 

 

Женщины, которые справились: как складывается жизнь бывших клиенток SOS-размещения «Насилию.нет»

Год назад Центр «Насилию.нет» запустил программу SOS-размещения для женщин, которые пострадали от насилия в семье и чья жизнь находится под угрозой. Им предлагают временное жилье в хостелах Москвы на срок от 1 до 21 дня. В рамках этой программы они могут укрыться от агрессора, получить консультацию психолога и юриста и в спокойной обстановке продумать дальнейший план действий. За год за таким видом поддержки в Центр обратились 105 женщин, половина из них были с детьми. В общей сложности на SOS-размещении получили помощь 180 человек. 

Во время программы пострадавшие вместе с координаторками разрабатывают маршрут, который расписан на дни: разобраться с документами, посетить психолога и юриста, обратиться в полицию и травмпункт, оповестить близких, найти новое жилье и т. д. После SOS-размещения женщины выходят с четким планом, куда и как им двигаться дальше.

Мы поговорили с тремя бывшими клиентками SOS-размещения, которые экстренно бежали из дома от опасности и смогли начать новую жизнь после программы. 

Программа SOS-размещения живет только на деньги обычных людей, наших сторонниц и сторонников. Поддержите ее любой суммой, чтобы мы могли продолжать эту работу и помогать пострадавшим скрыться от опасности.

Мария, 50 лет, нет детей, из Узбекистана, была замужем 30 лет, муж употреблял наркотики, применял психологическое и физическое насилие

«Он затащил меня в гостевой дом, повалил, надел на меня наручники и стал избивать руками и ногами, как собаку»

Про SOS-размещение я узнала от психолога, которая работала со мной в санатории в Рузе, Московская область. Меня отправили туда от работы подлечиться.

Я тогда была истощена и морально, и физически. Дело в том, что муж у меня употреблял наркотики, и я на протяжении долгого времени зависела от его настроения. 

Мы были вместе 30 лет. Я с самого начала знала, что у него проблемы с наркотиками, но по молодости и большой любви, все это воспринималось с легкостью. Надеялась, что со временем станет лучше. Лучше, однако, не становилось. Я жила в постоянном страхе: утром вставала и пыталась понять, в каком он сегодня настроении, к чему готовиться. Бывали моменты, когда он поднимал на меня руку. Иногда я убегала к соседке или подругам, а два раза после побоев меня забирали в больницу. Он меня, конечно, всегда находил и слезно умолял вернуться. Я жалела его и возвращалась.

Мы с ним родом из Узбекистана. Несколько лет назад купили дом в Московской области и переехали жить туда. Как только мы перебрались, к нам приехала вся его родня. Если, когда мы жили вдвоем, было видно, что он нуждался во мне, тут он про меня совсем забыл. В итоге его родственники жили в нашем доме, устанавливали там свои правила и постоянно делали мне выговоры, если их что-то не устраивало. Я чувствовала себя лишней, как будто бы я ни на что не могла даже претендовать.

Иллюстрации: Анастасия Мироведникова / «Насилию.нет»

Скандалы стали только учащаться. К тому моменту у мужа уже появился, как мне кажется, кто-то на стороне. В августе я ушла от него жить к подруге и решила не возвращаться. В сентябре поняла, что начинает холодать, а у меня с собой нет даже теплой одежды.

Я позвонила мужу и сказала: «Отдай мне мои зимние вещи». Он мне на это ответил: «Приезжай, забирай. Ты мне не нужна. Забирай вещи и уходи». Я ему поверила. Приехала в тот день домой за вещами, а он меня обманом затащил в гостевой дом: сказал, что там и лежат все мои вещи. Как только я зашла туда, он накинулся на меня, повалил меня, достал наручники, надел их на меня и стал избивать руками и ногами, как собаку. Лицо у него при этом было очень злым. Было видно, что он находился не в адекватном состоянии.

Меня спасло в тот момент только то, что у меня телефон лежал в кармане брюк. Когда муж вышел, я успела быстро достать телефон и позвонить подруге. Попросила ее вызвать полицию. Я не понимала, когда он вернется и что будет дальше. Перед тем как уйти, он мне еще пригрозил, что, если я буду орать, он достанет электрошокер. У меня было тогда такое состояние, будто моя смерть пришла. 

Полиция приехала через десять минут. Муж угрожал, что будет еще хуже, если я им что-то расскажу. Потом слезно молил меня не писать на него заявление. В общем, я согласилась ничего не делать. Мне в тот момент хотелось только спокойно уйти из этого дома.

«Я наконец-то могла где-то укрыться ото всего и всех и не бояться, что муж меня найдет»

Подруги не хотели меня больше принимать: они боялись моего мужа, потому что, когда я у них скрывалась, он угрожал и им, даже преследовал их несколько раз. Я понимала, что идти мне некуда и вот тогда вспомнила о том, что мне говорила психолог в санатории, и обратилась в «Насилию.нет». 

У меня в тот день была ночная смена на работе, так что я сначала поехала в офис, там взяла отпуск за свой счет, а утром пришла в Центр. По программе SOS-размещения мне предоставили комнату в хостеле. Для меня это было спасением. Я наконец-то могла где-то укрыться ото всего и всех и не бояться, что муж меня найдет, потому что до этого я ходила и постоянно оглядывалась. Такой напуганной была. Он же мне постоянно говорил: «Бойся меня. Я тебе такое устрою, я тебя покалечу». Я и боялась. А в хостеле тревога как будто бы немного выключилась. Координаторки программы и волонтерки окружили меня невероятной заботой: постоянно звонили мне, спрашивали, как я. Постоянно приглашали меня в Центр на разные мероприятия: а там кофе, чай, печенюшки. Я туда почти не ходила, потому что в таком состоянии была, что мне ничего особо не хотелось, но после всего, что я пережила, для меня эти люди выглядели как настоящие ангелы.

Комментарий координаторки SOS-размещения

Анна Волкова

координаторка SOS-размещения, обучающийся психолог в сфере образования, изучала медицинскую психологию за рубежом

Установочная встреча — это один из ключевых и основополагающих моментов SOS-размещения. Мы спрашиваем, что именно произошло, и даем пострадавшим понять, что сейчас они находятся в безопасном и спокойном месте. Понятие безопасности для многих из них незнакомо, они привыкли всегда быть начеку, поэтому во время установочных много слез, что абсолютно естественно. 

Следующее звено — составление плана. С помощью наводящих вопросов и возвращения к каким-то далеким мечтам, мы помогаем девушкам вспомнить, как они жили до ситуации насилия. Это не всегда бывает просто, многие годами жили в страхе и совсем потеряли себя и свои ориентиры. Но вместе мы стараемся вспомнить, что такое жить самостоятельно и спокойно. 

Также мы стараемся очертить ближайший круг людей, которые могли бы поддержать пострадавших после нашего размещения. 21 день — это небольшой срок, но это оптимальное время для того, чтобы почувствовать себя безопасно и выдохнуть. За этот период пострадавшие могут получить психологическую и юридическую консультацию, а также реализовать план, который мы составляем вместе. Иногда во время размещения открываются новые возможности, которые не были понятны в самом начале.

В хостеле я прожила 21 день. Мне сказали, что это максимально возможный срок пребывания. Первое время я только отсыпалась, потом начала ездить на работу, возвращаясь обратно в хостел на ночь. Еще через какое-то время стала выходить гулять в парк рядом с местом, где я жила. Я просто приходила туда и сидела: мне это очень помогло прийти в себя.

Так как теплые вещи я не смогла забрать у мужа, ходить мне было не в чем. Координаторки предложили бесплатно выбрать нужные мне вещи (шапки, шарфы, носки и т. д.), которые они выдают тем, кто, как и я, оказался на улице без сезонной одежды. Я безмерно благодарна за такую помощь и поддержку. В первое время для меня было очень важно знать, что я не одна, что есть ангелы Божьи в лице сотрудниц Центра, которые окружили меня теплом, светом и заботой. 

Кроме того, мне помогли юридически верно составить заявление на развод, чтобы можно было развести нас с мужем без моего присутствия. В октябре 2021 я получила уведомление о том, что наш развод оформлен. Я была безмерно рада, что прекратила зависеть от мужа, потому что в Узбекистане такой менталитет, что муж считается господином, а развод — делом нехорошим. Неуважение к женам там если не поощряется, то воспринимается как норма. Уже сейчас, общаясь с девушками из России, я понимаю, что жила неправильно, и очень рада, что освободилась от этого образа жизни.

«Даже друзья стали замечать, что я стала чаще улыбаться, что у меня горят глаза»

Благодаря программе SOS-размещения я по-другому посмотрела на всю свою жизнь. Мне и раньше подруги, у которых я укрывалась, постоянно говорили: «Зачем ты это терпишь? Уходи от мужа», но я любила его и развод как возможный вариант даже не рассматривала. Мне все казалось, что муж исправится. 

К тому же я боялась, что останусь совсем одна. Я ведь никого не знаю, да и пойти мне было некуда. Но, оказывается, мир полон добрых людей. Благодаря их поддержке я поняла, что я не одна, а жизнь прекрасна. Сейчас мне 50 лет, и я наконец-то живу и радуюсь каждому дню. До этого 30 лет я провела под гнетом слепой любви, а сейчас наслаждаюсь жизнью и свободой и все время смеюсь. Даже друзья стали замечать, что я стала чаще улыбаться, что у меня горят глаза и что я полна сил и энергии.

Я заранее понимала, что 21 день пребывания в хостеле закончится и мне нужно будет куда-то съехать, поэтому начала присматривать варианты. В итоге мне пошли навстречу на работе. У нас там есть три комнаты отдыха, и мне разрешили одну из них временно занять и там обосноваться. 

В январе друзья посоветовали мне подать заявление на раздел имущества. Пока я все еще жду, чем этот процесс закончится. Я, конечно, понимаю, что у мужа есть и деньги, и связи, и он может оставить меня ни с чем, но все-таки надеюсь, что смогу хоть что-то у него отсудить и у меня тоже будет свой уголок.

Анастасия, 30 лет, есть пятилетняя дочь, из Москвы, была замужем 8 лет, муж начал бить ее летом 2021

«Он бросал меня через плечо, кричал, что раз он отслужил в армии, он настоящий мужчина и я должна ему повиноваться»

Про программу SOS-размещения я узнала из передачи на телеканале «Дождь» (включен в реестр иноагентов РФ). Там мелькала какая-то информация про «Насилию.нет». Я полезла на сайт и узнала, что Центр помогает с временным жильем в кризисной ситуации.

Я обратилась за помощью после очередного избиения. Мы с мужем прожили вместе восемь лет. Наверное, тревожные звоночки были с самого начала, но я их не распознавала. Серьезные проблемы начались у нас летом прошлого года. Сначала он стал меня контролировать: туда не ходи, это не покупай. Потом начал легонько толкать, потом замахиваться, и с каждым разом акты применения физической силы становились все жестче.

В октябре он начал уже серьезно надо мной издеваться: бросал меня через плечо, кричал, что раз он отслужил в армии, он настоящий мужчина и я должна ему повиноваться. Потом во время ссор он стал пытаться меня душить. 

Обычно мне удавалось куда-то от него убежать. В последний раз я убежать не смогла. Он связал меня своими армейскими ремнями и начал бить ногами. Одной ногой еще то и дело наступал мне на горло. Это продолжалось несколько часов. У меня настолько уже поехала крыша, что я начала петь песенку из мультика «Рапунцель» про солнце. Это любимый мультик нашей дочери. Пение помогало мне хоть как-то оставаться в сознании. Я понимала, что мне нужно выжить хотя бы ради дочери.

Сейчас ей пять с половиной лет. Пока муж надо мной издевался, она была в садике. Часа три он меня пытал, а потом как ни в чем не бывало пошел забирать дочь домой. Я оставалась валяться в квартире. Когда он ушел, я снова загуглила «Насилию.нет» и позвонила в Центр. Там мне дали номер координаторок программы SOS-размещения. Они мне предоставили пошаговую инструкцию: сказали, что сначала я должна вызвать полицию, и назвали адрес, куда я должна поехать после этого.

Комментарий координаторки SOS-размещения

Влада Игнатова

координаторка SOS-размещения, клинический психолог, специализируется на экстремальной психологии, работала на горячих линиях и телефоне доверия в период чрезвычайных ситуаций

Любой звонок и необходимость срочно принимать решение, от которого зависит жизнь и здоровье другого человека, всегда очень волнительны, но именно осознание степени нашей ответственности не дает запаниковать. Уверенность координаторок передается и пострадавшей, которая чувствует, что она позвонила людям, которые знают, что нужно делать, чтобы спастись.

Каждый звонок на линию уникален, но можно выделить несколько типов, от которых будет зависеть наш алгоритм действий. 

Первый тип — это экстренные запросы, требующие помощи здесь и сейчас. Это ситуации, когда требуется немедленное заселение. Такое случается, если пострадавшая уже ушла из дома, но идти ей некуда. Или если она уже вызвала полицию и у нее есть пара часов до того, как агрессора отпустят домой. 

Ко второму типу относятся звонки, когда пострадавшая может убежать из дома лишь при стечении определенных обстоятельств. Например, ей нужно дождаться момента, когда агрессор уйдет из дома, или ей нужно придумать «вескую» причину для того, чтобы выйти из дома самой. В таких ситуациях мы помогаем пострадавшим составить план до мельчайших деталей, чтобы избежать неудачи. 

Третий тип звонков можно условно назвать смешанным. В таких случаях пострадавшей нужно экстренно скрыться от агрессора, но вместе с этим все равно присутствует некоторая доля планирования. К примеру, девушке нужно срочное размещение, но есть угроза, что за ней следят и могут в любой момент насильно увести ее обратно. Здесь мы настаиваем на том, что пострадавшая должна находиться в людном месте, пока за ней не приедет такси, в которое она может спокойно сесть и приехать к нам.

Информация о девушках, которые звонили на линию, не распространяется ни в коем случае. Не один раз случалось так, что на линию SOS-размещения звонили агрессоры или же их родственники, которые пытались узнать о том, находится ли у нас та или иная девушка. Предлог, под которым их искали, всегда разный («она психически больная», «она воровка, «вы неправильно ее поняли» и т. д.). Но мы неукоснительно соблюдаем правила Центра: конфиденциальность превыше всего, никакие данные не разглашаются, даже если речь идет о пострадавших, которые никогда у нас не жили.

Я вызвала полицию. Они приехали довольно быстро. Я показала им армейские ремни мужа и разодранную на мне куртку, сказала, что он начал меня бить, как только я зашла в квартиру, даже раздеться мне не дал. 

Пока полиция осматривала квартиру, муж написал мне сообщение: «Ты там не глупи. Сейчас я приду, мы поговорим и все обсудим». Я ему ответила: «Да-да», а сама уже сидела наготове с полицией. В итоге, когда муж вернулся, нас втроем с дочкой отвезли в отделение. Там я написала заявление на мужа, и его задержали на несколько часов. За это время я успела с дочкой вернуться домой, собрать все необходимые документы и вещи и поехала по адресу, который мне назвали координаторки из SOS-размещения.

«Если бы я не попала в Центр “Насилию.нет”, я бы пропала»

В хостеле я провела пару дней. За это время я несколько раз сходила к психологу и юристам и два раза была на йоге. Юрист помог мне оформить документы для того, чтобы подать заявление на развод.

Иллюстрации: Анастасия Мироведникова / «Насилию.нет»

Мне кажется, если бы я тогда не попала в Центр, я бы пропала, потому что без поддержки и понимания что делать очень сложно выйти из такой ситуации. Благодаря программе SOS-размещения я оказалась в безопасности и у меня было время подумать, что делать дальше. Дома под агрессией мужа я была связана. У меня даже психологически не хватало ресурса, чтобы продумать план выхода из этих отношений. В хостеле же я была одна с дочкой, я была спокойна, понимала, что к нам никто не придет, не вломится, не убьет меня. Эти несколько дней дали мне возможность принять решение, подойти к этому вопросу не эмоционально, а рационально.

Потом я узнала, что муж ушел в загул и оставил квартиру, так что мы вернулись туда с дочерью. Оставаться одной мне там все равно было страшно, поэтому со мной жили то мама, то бабушка. Муж знал, что я не одна, и не появлялся. 

«Дочь больше не видит папу, который бьет маму. Она видит хорошего отца, который катает ее на горках и покупает ей мороженое»

Через несколько месяцев он все же вернулся и устроил скандал. Начал кричать на мою маму, оскорблять ее, называть проституткой. Я опять вызвала полицию, его задержали, а я ушла из дома. Позвонила знакомому риэлтору, чтобы она помогла мне найти квартиру, а она временно предложила пожить у нее. За неделю мы нашли мне квартиру, и мы с дочкой съехали туда. Там мы и живем уже полгода.

Сначала я думала, что дети не замечают насилие вокруг, но потом поняла, что дочь все видела. Я отвела ее к детскому психологу, чтобы понять, как вести себя с ней, что делать, чтобы она забыла те эпизоды насилия, которые видела, и как объяснить, почему папа больше не живет с нами. Было очень тяжело, потому что я все время была на стрессе, при этом понимала, что мне нужно как-то свое поведение корректировать, чтобы помочь дочери пережить эту травму.

Я делала все, что мне советовала психолог. Говорила, например: «Мы с папой не живем вместе, но мы оба тебя очень любим», старалась не говорить ничего плохого про бывшего мужа, напоминала дочери, что она всегда может позвонить папе, если хочет.

Я вижу, что со временем дочери становится легче. Сначала у нее были проблемы со сном, потому что у нее не было чувства безопасности дома. Сейчас, когда мы наладили быт в новой квартире, эти проблемы пропали.

Папу она тоже не потеряла. Она гуляет с ним раз в неделю. То есть, она не видит папу, который постоянно кричит, бьет маму. Она раз в неделю видит хорошего отца, который с ней играет, катает ее на горках и покупает ей мороженое. От этого ей тоже стало сильно спокойнее.

Я ведь ушла от мужа в большей степени из-за дочери. Я много читала, что насилие начинается с жены, а заканчивается детьми, поэтому ушла, как только увидела первые звоночки того, что его агрессия может переключиться на ребенка. Был эпизод, когда я лежала на полу — муж меня избивал. Дочка выбежала ко мне, и он прямо на нее замахнулся табуреткой. Потом муж мне объяснял, что у него просто глаза были затуманены яростью и он на самом деле не видел дочь, но я понимала, что этот эпизод — только начало, и очень рада, что в итоге нашла силы уйти.

Екатерина, 36 лет, трое детей, из Ростова-на-Дону, находилась в незарегистрированном браке с мужем 10 лет, стал избивать ее, когда начал употреблять наркотики

«Началось все с того, что мой муж подсел на наркотики и стал применять ко мне физическую силу»

Началось все с того, что мой муж подсел на наркотики и стал применять ко мне физическую силу. Постоянно требовал у меня деньги. В общем-то, передо мной встал выбор: спасть его или детей. Я выбрала детей, потому что понимала, что ему уже ничем не поможешь.

В итоге мне пришлось бежать с детьми от мужа из Ростова-на-Дону в Приморье. Там у нас пять гектаров земли. Мы получили их по программе «Дальневосточный гектар» несколько лет назад. Больше бежать нам было некуда. У меня трое детей. Старшему — 14, младшему — пять.

Так как из Ростова-на-Дону нет прямых рейсов ни в один город Приморья, сначала нам с детьми нужно было добраться до Москвы. Там живет мой бывший муж и наши родственники. 

В это время муж объявил нас в федеральный розыск: мол, я украла у него детей и не сообщаю их местонахождение. Поэтому мы не могли купить билеты ни на самолет, ни на поезд и добрались до Москвы кое-как на машине.

Семья бывшего мужа на время нас приютила, но муж вычислил наше местоположение по GPS-навигатору, приехал к ним и избил меня. Тогда родственники нашли контакты Центра «Насилию.нет» и посоветовали мне обратиться туда.

Иллюстрации: Анастасия Мироведникова / «Насилию.нет»

В Центре мне сказали, что нужно вызвать полицию. Они приехали, муж начал их убеждать, что это я ненормальная: мол, я проститутка, наркоманка и вообще надо у меня детей забрать. Слава богу, полицейские ему не поверили. Мужа на несколько часов задержали. Я не знала, куда нам с детьми бежать, и мы поехали в ближайший торговый центр, где просидели до самого его закрытия. После этого координаторки SOS-размещения вызвали нам такси, и мы приехали в хостел.

«Это был первый раз за долгое время, когда я чувствовала себя в безопасности»

Там мы с детьми провели 21 день. Это был первый раз за долгое время, когда я чувствовала себя в безопасности и могла насладиться спокойствием и уединением. Пока мы находились в хостеле, я обращалась за помощью к психологу и юристу. 

Иногда нас звали в Центр на какие-то мероприятия. Мы почти никуда не ходили, потому что мне хотелось провести это время наедине с детьми и уделить им больше внимания. Но однажды, например, мы собирались все вместе в Центре и играли в настольные игры. Мне это очень помогло отвлечься.

Пока мы жили в хостеле, мы много разговаривали и гуляли с детьми. Они у меня любят турники, и мы ходили на площадку рядом с местом, где мы жили, чтобы они могли там тренироваться. В остальное время делали уроки, чтобы дети не запустили учебу.

Мне этот 21 день очень помог разобраться со своими мыслями, потому что я была в очень тяжелом состоянии. С мужем мы вместе прожили десять лет, и изменились наши отношения резко, в один момент. Передо мной стоял ряд вопросов: как разговаривать с детьми, что именно они видели и как помочь им пережить этот стресс.

Комментарий координаторки SOS-размещения

Надежда Махно

координаторка SOS-размещения и волонтеров, практикующий психолог, работала соведущей в группе поддержки для женщин в «Насилию.нет» и на линии помощи для пострадавших в чрезвычайных ситуациях

До звонка на линию SOS-размещения женщине приходится пережить много самых неприятных ситуаций. После него нужно найти силы собраться и способ добраться до нас, поэтому, оказавшись в Центре на установочной встрече, женщина уже чувствует себя уставшей от длительного стресса. 

На этой встрече мы проговариваем самые важные моменты: как давно пострадавшая в этой ситуации, кем является для нее агрессор, опасен ли он как преследователь, какие есть варианты дальнейшей жизни, кто может помочь, какую помощь она ждет от нас.

Дальше важно дать человеку отдохнуть, почувствовать себя в безопасности, разместиться, освоиться, принять душ, поесть и выспаться. Понятно, что это получается не всегда, особенно если рядом есть дети, которые тоже переживают эту ситуацию по-своему. Они могут начать болеть или капризничать из-за стресса.

После этого пострадавшая приступает к поиску вариантов дальнейшей жизни. Представьте, что женщине предстоит перейти реку вброд: она будет делать это самостоятельно, выбирая камни, на которые наступить, но она на этом пути не одна. Она может говорить о том, что не знает, как поступить, просить совета. Координаторки SOS-размещения и сотрудницы Центра выступают здесь как подсказки, которые могут дать опору, сказать, на что обратить внимание. Например, обратиться к психологу и подстраховать свое самочувствие, проконсультироваться у юриста и понять, что делать с угрозами от агрессора и как можно обезопасить себя юридически, созвониться с HR-волонтеркой по поводу поиска работы и получить карьерную консультацию.

Женщина, обратившаяся к нам, не одна, мы рядом, но одна из важнейших наших задач — это помочь ей прийти к самостоятельной жизни, поэтому все решения она принимает сама.

После SOS-размещения мы поехали с детьми в Приморье. Добирались на поезде семь суток. Когда приехали, я поняла, что мои сбережения почти заканчиваются. У меня кармане оставалось 12 тысяч рублей. Но я в тот момент даже не переживала о деньгах. Я понимала, что для своих детей я все сделаю. Они у меня голодными не останутся.

Сначала мы сняли комнатку в общежитии за восемь тысяч рублей, через три дня я устроилась на работу, потом оформила детей в школу, начала заниматься участком. Я работаю SMM-менеджером, продвигаю соцсети супермаркетов. Это была единственная вакансия, которую я смогла там найти. Сначала мне предложили зарплату в десять тысяч рублей, но, так как никакой другой работы не было, я согласилась. Потом мне дали вести соцсети еще одного магазина, а потом еще работа прибавилась.

«Я себя только сейчас полюбила. А если счастлива я, счастливы и мои дети»

Вообще у нас тут на удивление все легко и просто сложилось. Здесь невероятная природа, и мы с детьми стараемся каждые выходные устраивать прогулки. Я снимаю наши путешествия, монтирую их и выкладываю в соцсети. Так мы переквалифицировались с детьми в блогеров. Нам пишут, что ждут наших новых видео, у нас стали появляться друзья из других городов, которые приезжают к нам в гости. 

Я старалась делать все, чтобы дети забыли о прошлой жизни. Так и получилось. О муже мы больше не говорим, о том, что с нами было до, тоже. 

Недавно я поняла, что все десять лет, что я была с бывшим мужем, я себя не любила. Полюбила себя я только сейчас. Раньше, когда он меня бил, я всегда говорила: «Плевать, что со мной происходит. Главное, чтобы у детей все было хорошо». Сейчас понимаю: нужно же и о себе думать, потому что если меня не будет, кто подумает о моих детях. А если счастлива я, счастливы и мои дети.

SOS-размещение — это программа, которую оплачивают обычные люди для таких же обычных людей, в доме которых стало небезопасно. Каждый месяц мы даем ночлег, еду и поддержку пострадавшим и их детям на деньги, которые нам жертвуют сторонницы и сторонники. Сотрудницы «Насилию.нет» — это команда специалисток, которые круглосуточно оказывают качественную помощь, когда пострадавшим нужно принимать решения о своей безопасности и своем будущем в сжатые сроки, иногда в течение нескольких минут. Ваша поддержка — это вклад в то, что у людей всегда будет место, куда можно сбежать от опасности.  

Истории записала Карина Меркурьева

Эта история вышла благодаря пожертвованиям наших сторонниц и сторонников


Каждый месяц мы берем интервью у людей, которые рассказывают честные истории о пережитом насилии. Это опыт людей разного возраста, образования и профессий, из всех уголков России. Они делятся с нами своими историями, чтобы тысячи людей могли увидеть, какие формы принимает насилие, и заметить его черты в жизни своих близких и знакомых. Они могут нуждаться в вашей помощи.


«Насилию.нет» существует только благодаря поддержке наших сторонниц и сторонников. Регулярные пожертвования позволяют нам планировать работу и быть уверенными, что в следующем месяце мы точно сможем помогать людям.


Подпишитесь на пожертвование в поддержку «Насилию.нет». Любой вклад — 50/100/500 рублей — позволяет нам работать дальше.

Поддержать Центр